Аллея поселок Маклок

ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ "ВОРОНЕЖ". САМЫЙ ПОДРОБНЫЙ ОТВЕТ

Каково происхождение слова "Воронеж"?
Воронеж - откуда такое название?
Каково значение слова "Воронеж"?
Каково происхождение названия "Воронеж"?
Каково значение названия "Воронеж"?
Каково объяснение слова "Воронеж"?
Каково объяснение названия "Воронеж"?
Каково происхождение топонима "Воронеж"?
Каково объяснение топонима "Воронеж"?
Какова этимология топонима "Воронеж"?
Каково толкование слова "Воронеж"?
Откуда произошло название города Воронежа?
Как объяснить название реки Воронеж, города Воронежа?



Эта проблема во всех подробностях рассмотрена в книге:

ПОПОВ Павел Александрович.
ВОРОНЕЖ: ДРЕВНЕЕ СЛОВО И ДРЕВНИЕ ГОРОДА, а также древние леса и древние реки России / П.А. Попов; послел. Н.Ю. Хлызовой. – Воронеж: Кварта, 2016. – 608 с., ил.


В той же книге на основе комплексного научного анализа (одновременно привлечены данные многих наук) даются ответы и на многие другие вопросы, связанные с древнеславянской и древнерусской топонимикой и русским градостроительством:

Что такое природно-историческая область Воронеж и входил ли Воронеж в состав Киевской Руси?
Существовал ли древнеславянский город Воронеж, название которого не попало в летописи?
Что такое летописный Воронеж? Где искать его: в Воронежской, Липецкой, Тамбовской областях?
Существовал ли летописный древнерусский город Воронеж?
Существовал ли древний город с названием "Воронеж" на территории современного города Воронежа?
Было ли другое древнее городище в историческом центре современного, то есть "исторического", города Воронежа?
Городище "Михайловский кордон" - это Вантит или первый город Воронеж, который был гораздо крупнее дохристианского Киева?
Как исчислять возраст современного города Воронежа: ему 1200, 1000 лет или все-таки 430 привычных лет?
Где был летописный город Липецк? Отчего в современном Липецке так неуважительно относятся к "Липецкому городищу"?
Летописные Воронежские леса росли на реке Воронеж или на Украине, вблизи нынешнего посёлка Воронеж?
Что такое летописная Онуза, где произошло первое сражение русских войск с ханом Батыем?
Что такое Червлёный Яр и где он находится?
Каково происхождение название реки Ворона?
Каково происхождение название реки Воронка?
Каково происхождение название реки Воронежка?
Каково происхождение названия городища Воронач (Воронич)?
Каково общее происхождение названия рек Усмань, Осмонь, Эсмань в России и в Украине - прежде в общей Руси?
Каково происхождение слова "Трубеж"? (Несколько рек называются Трубежами)
Каково происхождение название города Фатеж?
Каково происхождение названия озера Сенеж?
Каково происхождение названия Казарского озера?
Каково происхождение названия Казарского городища? Точнее, Казарских городищ?
Каково происхождение названия города Казань?
Каково происхождение названий рек и сел Казинка?
Где было знаменитое сражение русских войск "у Русского Рога"?


Подняты и другие вопросы, вплоть до острых экологических:
В чем исключительная уникальность сохранившейся Воронежской нагорной дубравы (по-старому - Русского леса)? Выживет ли лес в будущем?
Где под Воронежем растут самые огромные дубы? Вырастут ли такие же деревья в будущем?
Почему воронежцы и вообще жители Земли рискуют лишиться питьевой воды?


---------------------------------------------------------
Можно бесплатно скачать книгу эту книгу в формате pdf:

https://cloud.mail.ru/public/Efs2/HuQWbgaWw (95,8 Мб)

Список замеченных опечаток:
https://cloud.mail.ru/public/HJ2y/RDEdzmdvF

а также на сайте журнала "Сирена": voronezh-sirena.ru (17,2 Мб)

-------------------------------------------------------
Отзывы о книге ведущих воронежских ученых. Дискуссия во время презентации книги. Сообщения журналистов в нескольких СМИ. См. на других страницах журнала: https://pavel-popov2016.livejournal.com/1281.html , https://pavel-popov2016.livejournal.com/1781.html
Аллея поселок Маклок

ВЫСОЦКИЙ БЫЛ В ВОРОНЕЖЕ?

К 80-ЛЕТИЮ ВЕЛИКОГО БАРДА И АРТИСТА - ЛЕГЕНДЫ О НЁМ

Павел ПОПОВ,
кандидат исторических наук,
член Союза писателей России





В 2009 году, когда в Воронеже открывали памятник актеру и барду Владимиру Высоцкому, едва ли не в каждом СМИ отмечали, что он никогда не был в нашем городе. И далее после частицы "но" добавляли: Высоцкий настолько любим всем народом, а значит и воронежцами, что памятник поставлен заслуженно.

Однако вскоре выяснилось, что вместо утверждений-отрицаний нужен вопрос: «Приезжал ли Высоцкий в Воронеж?". Благодарить надо было директора Художественного музея Владимира Добромирова, который подсказал эту тему, и в особенности юриста Василия Шлыкова, бывшего преподавателя ВГУ, который тогда, восемь лет назад, организовал встречу с коренными жителями своей улицы, – чтобы я передал их слова на страницах газеты «Воронежский курьер». И они рассказали мне все, что слышали от старших родственников и от бывших соседей, уже умерших очевидцев.

Конечно, за неимением непосредственных очевидцев все услышанное можно считать лишь легендами. Но я решил, что и такие легенды упускать нельзя. А насколько они достоверны, может быть, покажет будущее, когда отыщутся какие-либо сведения, либо подтверждающие их, либо опровергающие.



1. Легенда о том, как Высоцкий пел в Троицкой слободе

Итак, речь идет о малоэтажном частном секторе вблизи стадиона "Динамо", об улице Октябрьской Революции, которая проходит почти параллельно улице Ленина. В старину это была Троицкая слобода, поэтому улицу Ленина именовали Большой Троицкой, а ее "соседку" - соответственно 2-й Троицкой. Впрочем, сегодня об этом уже не помнят, как, наверное, не помнили и во время основных событий, которые разворачивались здесь, скорее всего, в шестидесятые годы ХХ столетия.

- В доме под № 14 жила семья Смирновых. Мать - Мария Кузьминична, в девичестве Рублева, сыновей звали Толик и Валерка, - рассказывал Владимир Иванов. - Мария Кузьминична прошла всю войну, в боях переплывала Волгу, имела ранения. И брат у нее был героем войны. На другой же стороне улицы жил, как говорили, цыганский барон - родственник известного певца Николая Сличенко. И вот однажды Высоцкий заехал к этому «барону». Рассказывали, будто бы он был вместе с самим Сличенко. Потом ночью пошел в дом Смирновых, где всегда собирались компании. Гостеприимная Мария Кузьминична давала выпить и закусить. Во дворе были садик с беседкой, там и куролесил Высоцкий со своими новыми знакомыми всю ночь. Молвили, будто к этой компании присоединился также известный воронежский бард и криминальный авторитет Комар - он тоже жил недалеко от нас. Теперь Мария Смирнова - уже покойная, лет 17-18 прошло, как умерла, у нее не спросишь.


Улица Октябрьской Революции. Здесь стоял дом, в котором, возможно, гостил В. Высоцкий.


Александр Спиридонов (Комар).

- Как бы то ни было, Мария Кузьминична сама рассказывала нам про Высоцкого, и не раз, а она была не из брехливых, - добавил Юрий Петров. - Ее старый дом уже снесли, на его месте стоит новый коттедж. Дети этой героини войны сначала переехали на улицу Алексеевского, а потом их следы затерялись.

- А где же дом, оставшийся в легендах как "дом цыганского барона"?

- Его тоже нет. Цыган уехал из Воронежа, дом сначала пустовал, а потом его разобрали. Теперь здесь только зеленый забор, выходящий на улицу Ленина. Он примыкает к стадиону, вы его узнаете по трем высоким деревьям на тротуаре.

-- Зачем же приезжал сюда Высоцкий?

-- Может быть, для того, чтобы выступать в ЦПКиО, в Зеленом театре, вместе со Сличенко? А по другой версии - попал он в Воронеж совершенно случайно. Ехал куда-то на поезде, его пригласили на ночь в Воронеж, он и согласился. Никаких официальных концертов не давал, говорили, что об этом даже КГБ не знал, который за ним следил, когда он попал в опалу...

Мои обращения в городской и областной советы ветеранов ничего не дали. Оказывается, если ветеран войны умирает, - то о нем уже не остается никаких архивных сведений в ветеранских организациях. А поскольку описываемые события происходили порядка четырех десятилетий назад, то и на словах никто из ныне оставшихся в строю ветеранов ничего не смог вспомнить о боевой женщине по фамилии Смирнова или Рублева и ее герое-родственнике.

Попробовал я поискать в областном архиве какие-либо документы, и в фонде Кагановичского райсовета нашел только "Списки демобилизованных из Советской армии за 1945-1946 годы". Бывший Кагановичский район, который позднее вошел в состав Центрального, - тот самый, где пролегает улица Октябрьской революции. И такая улица в архивных списках есть. Но на ней в 1946 году значилась только одна женщина-фронтовичка - совсем с другой фамилией: Головчанева Александра Яковлевна, жившая в доме под номером 6а.


2. Былина о том, как пел Сличенко

Другие следы в этой таинственной истории, получается, должны вести к народному артисту СССР, художественному руководителю Московского музыкально-драматического цыганского театра "Ромэн".

- Вот вы и спросите у самого Сличенко! - посоветовали аборигены улицы.

Что ж, Николай Алексеевич Сличенко 27 декабря 2009 года отметил свой 75-летний юбилей. Это был хороший повод, чтобы в январе 2010 года позвонить в Москву, поздравить еще одного всенародного любимого артиста, а заодно и задать вопросы о его приездах в Воронеж. Ведь ранее он уже охотно рассказывал корреспонденту "Воронежского курьера" Павлу Лепендину, что в 1947-1951 годах его цыганский табор стоял в нашей области, на территории Новохоперского района.


Николай Сличенко. Фото с сайта ok.ru

- Милый человек, очень давно это было, - любезно ответил мне народный артист, как бы вздыхая. - Лет 40-45 назад приезжал я в Воронеж с гастролями. Где выступал, не помню. Осталось только впечатление хорошего, теплого приема, которым встретили меня воронежцы.

Совместный приезд с Высоцким Николай Сличенко не подтвердил. Зато засвидетельствовал, что его родной дядя и тезка Николай Архипович Сличенко действительно жил в том самом доме около стадиона "Динамо", что описывают старожилы. "Я у него был просто так, в гостях, причем очень давно, где-то в пятидесятых годах".

Как видим, история-легенда о Высоцком в действительности разветвляется на несколько легенд, и некоторые из них имеют под собой твердую почву. Теперь на карте города можно обозначить памятное место, связанное с Николаем Сличенко.

Что же касается выступления Сличенко в Воронеже, то дату можно вполне уточнить по газетам. Так, газета "Молодой коммунар" 9 июня 1967 года писала: "Говорят, такого наплыва в филармонию не было с конца 30-х годов, когда в Воронеже гастролировал Лемешев. Билеты распродали за несколько часов, пришлось назначить несколько концертов в огромном Зеленом театре Центрального парка, что само по себе замечательно".

Заметим: не только Сличенко хорошо помнит дату - старожилы тоже не ошиблись! Опять не ошиблись?

"В чем же дело? - вопрошал молодой журналист "МК" Б. Фикусов. - Почему пользуется такой популярностью Николай Сличенко?" И отвечал: Сличенко "освободил цыганскую песню и вообще массу цыганского пения от всего наносного, стилизованного, псевдоцыганского". В те дни Сличенко исполнял в Зеленом театре "Очи черные", "Ехал цыган", "Не пробуждай воспоминаний"... "Я никогда не слышал в Воронеже столько аплодисментов", - восторгался журналист.


3. Легенды о том, как Высоцкий пел в аэропорту и на улице Алексеевского

После публикации «Воронежского курьера" в редакцию стали поступать отклики: новые свидетельства в пользу того, что Владимир Семенович был в нашем городе!

«Я много лет проработал в Воронежском аэропорту техником по обслуживанию самолетов, — рассказывал Алексей Иванович Мухин. — Все работники хорошо помнят рассказ своих коллег о посещении Высоцким старого здания аэропорта,которое стояло на улице Хользунова, а теперь снесено. Заходишь в это здание — и слева от тебя были кассы, а справа камеры хранения. И вот году примерно 1967-м поздним вечером заходит в камеры хранения прилетевший Владимир Высоцкий и сдает свой багаж. Его, конечно, узнали. Камеры хранения тогда обслуживала Юлия Толубаева. Сослуживцы рассказывали, что это она заговорила с бардом. Мол, Высоцкий объяснил ей, что прибыл к другу, но, чтобы не беспокоить того ночью, придется подождать до утра. И почти всю ночь Владимир Семенович пел свои песни для тех, кто дежурил в аэропорту. Разговоры об этом ходили не один день».


Воронежский аэропорт (существовал здесь до 1972 г.), где, по легенде, пел В. Высоцкий, а достоверно - беседовали с Н. Мордюковой. Фото Б.А. Касаткина из серии открыток "Воронеж 60-х".

Алексей Иванович вспомил кстати, как в 1980 году утверждали «олимпийскую» музыкальную программу для авиарейсов и получили строгое указание: «Только Высоцкого не ставить!».

По словам рассказчика, главный очевидец — бывшая работница камеры хранения — давно сменила фамилию. Но она, Юлия Митрофановна Долгова, еще должна была жить в Воронеже, где-то в Северном районе, предположительно на улице Маршала Жукова.

Увы, мои попытки навести о ней справки в 2010 году не увенчались успехом. А вот теперь я рад сообщить, что разыскал-таки Юлию Митрофановну! Она действительно живет до сих пор именно на улице Жукова. "Нет, с Высоцким я никогда не встречалась, - объяснила она. - Но встречала и провожала в аэропорту Нонну Мордюкову. Два дня мы с ней беседовали. Очень душевная, простая русская женщина". Ю.М. Долгова помнит также прилет в старый аэропорт молодого болгарского певца с ансамблем девочек (Бисера Кирова? Бедроса Киркорова?).

Накануне 80-летнего юбилея Высоцкого Юлия Митрофановна передала наилучшие пожелания всем его поклонникам и всем читателям вообще. Пожелаем и ей доброго здравия. Может, когда-нибудь она поделится более подробными воспоминаниями о встречах с известными артистами?


Нонна Мордюкова

Но и это ещё не всё. Другие воронежцы уточнили свои рассказы по поводу пения Высоцкого вблизи стадиона «Динамо». Будто бы он не ограничился пребыванием на улице Октябрьской Революции, и в ту же ночь его повезли еще и к родственникам Марии Кузьминичны Смирновой, которые уже жили (?) в доме № 24 на улице Алексеевского. И там бард тоже разошелся…

В девяностые годы мне довелось изучать историю этого особняка. В областном архиве удалось найти документы о том, что дом построен купцом Лагутиным в 1911 году. По моему представлению здание взято под охрану как ценный памятник архитектуры в стиле модерн. По публикуемой фотографии видно, что в былые годы фасад дома был еще более интересным, а теперь он немного искажен...


Дом на улице Алексеевского, который легенда связывает с именем В. Высоцкого. Фото неизвестного автора, середина XX в., с сайтов bvf.ru, pastvu.com


4. Пробуждайте воспоминания

У меня были сомнения: надо ли обнародовать эти рассказы-легенды? Решил, что все-таки стоит написать. И в «Живом Журнале» тоже. Наверное, сегодня уже вряд ли кто-нибудь откликнется и расскажет новые факты, которые пролили бы свет на странный приезд (или странные приезды) артиста и барда. Тем не менее, не будем полностью терять надежду.

А если приездов на самом деле не было - тогда легенды о Высоцком сами по себе любопытны как еще одно свидетельство его всенародного признания. Все города хотели заполучить к себе "полуразрешенного" певца - если не в реальности, то в байках.

Разумеется, в рассказах могут быть различные неточности. Кстати, и в старом "Молодом коммунаре" я подметил одну неточность.

- Мы знаем, что вы объездили пол-Европы. Собираетесь в Латинскую Америку. А в Воронеже вы впервые? - спросил у Н. Сличенко тот, кто подписался псевдонимом "Б. Фикусов".

- Да. Ехал к вам и очень волновался... Между прочим, сегодня я впервые спел романс Булахова "Не пробуждай воспоминаний". Его я посвящаю вашему городу", - ответил лучший певец-цыган.

Но ведь Николай Алексеевич, как теперь выяснилось, бывал в Воронеже и раньше в гостях у дяди! Возможно, в 1967 году Сличенко имел в виду, что он впервые у нас с песенными гастролями, а в остальном, что не касалось его творчества, решил "не пробуждать воспоминаний" перед лицом начинающего интервьюера. Ведь он не мог знать, что Б. Фикусов со временем станет местной знаменитостью - известным писателем-фельетонистом Владимиром Котенко.

Многое уже не вспомнить никому. Как знать, может быть, по прошествии времени несколько историй соединялись в человеческой памяти в одну. Может, заезжали на улицу Октябрьской революции и Сличенко, и Высоцкий, да только по отдельности. Или перепутали люди Высоцкого с Комаром? Александр Спиридонов по кличке Комар в начале 1970-х годов был в Воронеже еще более популярен, чем Высоцкий. Он исполнял песни, сочиненные в лагерях, но, возможно, мог спеть что-либо и из репертуара Высоцкого, посвященного лагерной романтике?

Или возьмем старый аэровокзал. Кто бы ни прилетал туда, а люди рассказывали про Высоцкого, забывая про Мордюкову.

Скорее всего, легенды навсегда останутся лишь легендами... Но надо относиться к ним благосклонно. Ведь сами легенды, заметьте, реальные, не выдуманные литераторами.

Представим теперь, что Высоцкий все же оказался в Воронеже в 1967 году. Какие новые песни он мог спеть своим случайным знакомым?

В том году он сочинил несколько знаменитых песен. Точнее, знаменитых сейчас, а тогда доступных ограниченному кругу слушателей: "Дом хрустальный", "Ноль семь", "Банька по-белому", "Охота на волков", "Спасите наши души"...

В том же году, вернувшись домой как раз после внезапного и странного воронежского путешествия (или других подобных путешествий?), он мог написать:
Ох, где был я вчера! Не найду, хоть убей.
Только помню, что стены с обоями...


Конечно, он писал не только про себя, но и от имени своих героев...

А в следующем 1968 году, после первых концертов Сличенко в Воронеже, родилась у Высоцкого и собственная цыганская песня:
Эх, раз, да еще раз, да еще много-много раз,
Да еще много раз -
Все не так, как надо!


------------------------------------------------------
P. S. Я получил несколько откликов на эту запись в "ЖЖ".

Оlga_di заинтересовалась домом на улице Алексеевского и вспомнила, что там в пристройке жил известный многим воронежцам участник КВН Григорий Розенберг. И тот сообщил Ольге по поводу Высоцкого: "...Для меня с середины шестидесятых эта тема была очень важной. Я внимательно следил за его передвижениями. В воронеже я был с 67 года по 76-ой и для себя ни разу не зафиксировал его пребывания в Воронеже, хотя с обкомовскими комсомольцами у меня был договор, что буду оповещен о его визите. Если только так и было, что он оказался в Воронеже проездом случайно, и никто из гэбэшников и обкомовцев этого не знал. На всякий случай адресую вас к Андрею Скобелеву (доктору филологии, сыну фантастического филолога и литературоведа Владислава Петровича Скобелева), одному из видных высоцковедов. Он воронежец. Уж он-то точно должен бы знать".

Николай Третьяков подсказывает: можно расспросить писателя Михаила Калугина. Тот также предполагал, что Высоцкий бывал в Воронеже. И более определенно рассказывал про придонское село Духовое. Вот ссылка на публикацию Николая Кардашова в газете "Коммуна", который записывал воспоминания М. Калугина:
http://communa.ru/.../zemlyaki-_poka_zvenyat_kolokolchiki/

Автор пишет:

"Говорят, за год до кончины побывал здесь с ночёвкой и В.Высоцкий, проезжавший вместе с киногруппой по ростовской трассе в сторону юга. Немногочисленные теперь духовские аборигены припоминают рвущийся нерв его гитары над сумеречным Доном и хрипотцу отлетающих в ночь его будоражащих песен. Косвенное подтверждение факту – замурованные для памяти в бетон фундамента цифры «1979» да стихотворение на стене с такой вот концовкой:

Пусть лишь сухарь в моей суме,
Но я оставил за собою
Виденье дома на холме
В донской деревне Духовое".


Всем большое спасибо. Однако становится очевидным, что уже не найти новых свидетельств от живых очевидцев по поводу пребывания Высоцкого в Воронеже. Когда я писал статью в газету восемь лет назад, В. Шлыков уже нашел всех возможных рассказчиков легенд, и уже тогда было видно, что ни одного непосредственного свидетеля нет. Нам придется смириться с тем, что легенды навсегда останутся легендами и интересны в первую очередь как легенды, филологические памятники, но не как факты. К сожалению, это не тот случай, когда краеведы могут отыскать какие-нибудь документы или другие бесспорные свидетельства.

Аллея поселок Маклок

НИКОЛАЙ ГУНЕНКОВ: ГЛАВНЫЙ "НЕГЛАВНЫЙ" АРХИТЕКТОР

Павел ПОПОВ,
кандидат исторических наук,
член Союза писателей России,
доцент ВГТУ (Воронежского опорного вуза)


-------------------------------------------------------------------------
17 декабря 2017 года исполнилось 80 лет заслуженному архитектору России, советнику Российской академии архитектуры и строительных наук, профессору Кафедры композиции и сохранения архитектурно-градостроительного наследия ВГАСУ (ВГТУ, Воронежского опорного вуза) Николаю Фёдоровичу ГУНЕНКОВУ.



Свой юбилей Николай Федорович отметил в Доме архитектора, где с 19 декабря работает выставка его работ. Здесь представлены проекты и фотографии не только реальных известных зданий, созданных Николаем Гуненковым (Трансагентство, Дом профсоюзов – теперь Диагностический медицинский центр и прочее), но и многие его высокопрофессиональные предложения, идеи, которые всегда будут сохранять большое значение для Воронежа.

Вот, например, не реализованное предложение по строительству кафедрального Благовещенского собора не в загубленном Первомайском саду, а на Советской площади – рядом с Покровским храмом. На первый взгляд, предложение спорное. С другой с тороны, в исторических центрах русских городов часто соседствовали старый и новый соборы. И с годами, возможно, всё более отчетливо станет видно, что лучшего места для нового собора предложить было просто невозможно.





А вот головная боль Николая Федоровича - его площадь Победы. Как создать новый архитектурный фон для знаменитой скульптурной группы, за которой в 2000-х годах проступила новейшая беспорядочная застройка, совершенно испортив вид памятника? И как улучшить, украсить стелу на той же площади?..

На открытие выставки пришел, чтобы поздравить юбиляра, весь архитектурный цвет Воронежа, включая коллег по Союзу архитекторов и по университету. Долго произносили речи и тосты, зачитывали письменные поздравления и вручали подарки. Заместитель главы города по градостроительству Артур Кулешов, академик Евгений Чернышов от Российской Академии архитектуры и строительных наук и лично от президента академии Александра Кузьмина, декан факультета архитектуры и градостроительства Александр Енин и председатель местной организации Союза архитекторов России Станислав Сорокин желали, конечно же, новых творческих и педагогических радостей, ведь юбиляр находится в расцвете своих сил, и в его возраст верится с большим трудом.




Поздравления от кафедры (в центре Г. Чесноков)


Бывший глава Новоусманского района В. Чернышов и бывший губернатор (а ранее первый секретарь обкома КПСС) И. Шабанов


С. Сорокин: сюрприз от Союза архитекторов - портрет юбиляра


Кафедра КИСАГН

Николай Фёдорович провел экскурсию по своей выставке. А потом с удовольствием фотографировался со всеми: со своей кафедрой во главе с профессором Геннадием Чесноковым, с родственниками и студентами, со старыми друзьями, среди которых были замечены и весьма известные в прошлом руководители областного, городского и районного масштаба.

На этой странице «Живого журнала» я решил поведать некоторые подробности из жизни и работы юбиляра – моего прекрасного старшего друга, а ныне и коллеге по работе в университете.

В далеком уже 2005 году, работая в газете «Воронежский курьер», я опубликовал беседу с Н.Ф. Гуненковым под названием «Неглавный» архитектор». Мы тогда поведали читателям о том, как в Воронеже давно мог бы появиться главный архитектор, требовательный профессионал высокого уровня, по-настоящему противостоявший бы градостроительному беспределу. Не допустивший бы порчу изысканного городского силуэта. Точнее, такой архитектор появился – но только, к сожалению, на два дня… Поэтому и новый заголовок сегодняшней публикации – в продолжение старого.

Впрочем, сам юбиляр сегодня вспоминает об этом событии всего лишь как о любопытной страничке из своей биографии. Он давно поглощен другими важными заботами…


1. ПУТЬ К ПЛОЩАДИ ПОБЕДЫ

Нередко наплевательское отношение современных градостроителей к облику Воронежа пытаются объяснить их неворонежским происхождением. Считается, что чужой город невозможно полюбить по-настоящему. Но вот перед нами пример, когда приезжий специалист в силу своей разносторонней натуры и высокого профессионализма быстро прочувствовал воронежскую специфику. И стал строить в Воронеже как в своем городе.

Николай Федорович родился в Калужской области, в деревне Карцево. В его роду вплоть до десятого поколения все были столяры-краснодеревщики.

Дед архитектора Иван Иванович Гуненков мастерил наличники для сельских изб и общественных зданий, делал шкафы, а для души сделал даже огромный макет местной церкви в одну двадцать пятую величины храма.

И у самого Николая Гуненкова с детства проявилась тяга к ремеслу. Как и любовь к технике. "Сколько себя помню, любил рисовать. Но архитектором в детстве становиться не собирался", – признается он.


Коля Гуненков с дедом Никитой Яковлевичем Ивановичем и бабушкой. 1949 г.

Учась в сельской школе, Николай вовсю строгал и пилил. В трудные послевоенные годы вместе с другим дедом, Никитой Яковлевичем, плел на продажу корзины. В шестом классе уже сам делал мебель для родительского дома – табуретки, диван.

Учился хорошо, без троек. После школы хотел совершенствоваться в столярно-слесарном деле, быть ближе к станкам. Но мать очень возражала, не хотела, чтобы сын, как и другие сельчане, "ходил перемазанный".

Сын решил поступить в Горьковское училище связи. Но... теперь уже вмешалась судьба. В училище пропали все документы, которые туда сдал Николай! Даже аттестат об окончании школы. "И тогда я, чтобы не сидеть дома, выучился на профессионального шофера. Реализовал все-таки свою тягу к технике", – вспоминает заслуженный архитектор России.

На следующий год шофер грузовика Гуненков восстановил аттестат. Учителя, выписывая аттестат, очень сочувствовали: мол, так хорошо учился и на тебе...

В этот раз Николай поступил в культурно-просветительное училище. В полную силу проучился только семестр: директор родного колхоза назначил его заведующим клубом. Перешел на заочное отделение, вернулся в село и в глазах односельчан быстро вырос. Жизнь в клубе бурлила. Заведующего избрали секретарем комсомольской организации, затем членом райкома ВЛКСМ.

– Если бы остался в деревне - чувствую, стал бы партийным работником, – улыбается Николай Федорович. – Уже ведь предложили работать инструктором райкома...

Но на очереди была служба в армии, в ракетных войсках.

Затем он поступил в Московский архитектурный институт. Хотел выбрать факультет попроще. Название "градостроительный факультет" отпугивало своим величием, а "факультет промышленной архитектуры" – навевало ассоциации с малопривлекательными сельскохозяйственными постройками. Решил, что более всего подойдут "жилые и общественные здания". Уже после поступления оказалось, что это самый престижный факультет, и далеко не каждый, в отличие от Гуненкова, смог выдержать учебу. Последние два курса Николай получал повышенную стипендию. Когда в 1967 году наступил час распределения, он выбрал Воронеж, проигнорировав Волгоград, Краснодар, Самару и другие города. Предлагали даже большую должность в Магадане.

– И все-таки, Николай Фёдорович, почему именно Воронеж?

– Он звучал как город песен, как веселый и красивый город, где и женщины красивы. Кроме того, я был большим любителем футбола, постоянно посещал Лужники, Яшина много раз видел так же близко, как сейчас тебя... А воронежский "Труд" тогда вышел в высшую лигу. Ну и, конечно, немаловажно, что директор "Воронежгражданпроекта" пообещал мне квартиру – ведь я уже был женат.

Николай Гуненков сразу же удачно влился в институтский коллектив. Коллеги-женщины рассказывали, что начальник отдела Анатолий Давыдов целый месяц не разрешал никому садиться за его стол. Говорил: "Сюда приедет архитектор из Москвы".

Через шесть лет он стал главным архитектором отдела. И сам продолжал проектировать. В числе зданий, построенных по его проектам в те годы, были "Водоканалтрест" на Пешестрелецкой, Облсобес на Бахметьева.

В то же время совместно со скульптором Федором Сушковым Николай Гуненков принял участие в конкурсе по сооружению мемориала на площади Победы. И они победили: их проект поделил второе место с проектом столичных авторов (первое не присудили никому). Вскоре москвичи отказались от воплощения своего проекта. Тогда ответственное поручение дали Гуненкову и Сушкову. Четыре года шла работа над мемориалом, пока худсовет Министерства культуры не утвердил окончательный вариант. Начались сложнейшие строительные работы. Достаточно пояснить, что 42-метровая стела стоит на границе природой созданного холма и рукотворного, насыпного, грунта и что ее фундамент насчитывает 12 метров глубины, а наземная часть выполнена из разборных титановых листов (конструктором был Станислав Пучков), – при необходимости стелу можно демонтировать в любой момент.

Николай Федорович подчеркивает, что тогда всеми этими работами руководил город. Именно от города (не то что сейчас) исходила огромная инициатива. И большие средства быстро изыскивали. Начальником строительного штаба был Виктор Лунев, в то время зам. председателя горисполкома. Казалось, он даже ночевал на стройплощадке три месяца. Постоянную помощь оказывал председатель горисполкома Виктор Поспеев, да и первый секретарь обкома партии Виталий Воротников осматривал будущую площадь чуть ли не через день.

Сначала композицию планировали сделать более компактной. Рядом со стелой задумали философскую скульптуру мыслителя. Затем родилась идея обширной скульптурной группы, стоящей около стелы и развернутой в сторону проспекта Революции. (Эта идея и победила на конкурсе.) Но Поспеев, указал, что в этом случае придется сносить старинный "Дом со львами" на проспекте, и предложил авторам найти другую композицию. Тогда же в должность главного архитектора города вступил Петр Даниленко и тоже очень конструктивно участвовал в общем деле. Буквально за месяц была создана новая композиция: скульптурную группу разместили поодаль, заметно расширив площадь. В итоге 50 тысяч кубометров грунта не только насыпали возле бывших задворков, но и должным образом укрепили (запомним это). Работы, начатые осенью 1974 года, завершились триумфом 9 мая 1975-го, в день 30-летия Победы.

– Ваша идея: холмы Воронежа должны быть открыты для обзора города? - уточняю я у заслуженного архитектора России.

– Более того, у нас был проект развития Помяловского спуска – с музеем, размещенным либо под открытым небом, либо в холме. Аллея улицы Помяловского должна была выходить к Чернавскому мосту, и там на бугре тоже собирались поставить какую-либо скульптуру. И очень много других подобных градостроительных зон тогда было придумано очень профессионально. К сожалению, в последние десятилетия, в условиях строительного бума и отсутствия нужной градостроительной документации, очень многое испорчено.

По словам Николая Федоровича, его "чуть кондрашка не хватила", когда он, придя в очередной День города на площадь Победы, увидел новостройки за мемориалом. "Это не просто неприемлемый архитектурный вариант, это глумление над нашей памятью, над Победой", – считает автор площади.

...Главным архитектором отдела Гуненков проработал еще шесть лет. С приходом нового директора "Воронежгражданпроекта" – В.Н. Сухарева – в институте провели реорганизацию. Образовали новые подразделения: архитектурно-строительные мастерские. Их укрупнили, и они выполняли каждый проект от "а" до "я". Гуненкова поставили во главе одной из мастерских. Там под началом Гуненкова трудился в качестве одного из проектантов Северного района Станислав Гилёв - ныне известный и маститый автор. В этой же мастерской проектировали и Дворец пионеров, и Театр кукол.

В 1973 году руководство города решило устроить в Центральном парке культуры и отдыха сельскохозяйственную выставку и назначило ее главным архитектором Гуненкова. Начальником штаба – опять Лунева. Все выставочные павильоны были спроектированы и построены в кратчайшие сроки. Все делалось "с листа", но очень качественно.

Год 1987-й. Гуненков стал главным архитектором института вместо ушедшего на пенсию Алексея Трунова. Это событие совпало с приходом в институт директором Лунева. Но оно было не директорским назначением, а опять-таки сложной процедурой выборов (в коллективе института, в партийной организации, в боевом тогда Союзе архитекторов...). В целом 35 лет проработал Николай Федорович в институте.



Другая грань его деятельности – собственное творчество. В 1980-е годы он стал одним из первых архитекторов Воронежа, кто начал создавать нетиповые здания, оживляя облик города. Вот Трансагентство на Плехановской улице, с его нетрадиционными окнами-"иллюминаторами", как бы располагающими к путешествиям. Вот бывший Дом союзов на стыке улиц Кирова, 9 Января и Пушкинской - ритмичное административное здание, удачно формирующее новый общественный центр, но (к неудовольствию автора) через несколько лет переустроенное под диагностический центр. Вот жилые дома, поставленные на въезде в город (угол Московского проспекта и улицы Хользунова) и в центре города на пересечении Кольцовской и К. Маркса. Эти дома не столь вычурны, как ультрасовременные творения коллег Гуненкова, но они очень удачно вписаны в свои кварталы с архитектурной точки зрения, причем без применения таких изысков, как примитивные башни или огромные участки стен, покрытые тонированным стеклом. Ныне идет частая демонстрация скорее модных строительных технологий, чем таланта архитектора.

Год 2002-й: на улице Свободы, на первом этаже дома, спроектированного самим Гуненковым, открылась его персональная творческая мастерская.

В том же доме, только несколькими этажами выше, квартира Николая Федоровича. Но он почти все время проводит внизу. Здесь комфортно, уютно, на стенах развешаны не только проекты, но и фотоснимки, выполненные Гуненковым. Фотоделом архитектор занимается давно и серьезно. Главное помещение украшено видами Волги - туда архитектор каждый год ездит на собственной машине. Рыбалка и автолюбительство - еще два увлечения, с которыми Николай Федорович не может расстаться.

Здесь и принимает меня обычно мой старший друг. Мы пьем чай на кухне, не прекращая разговоров об архитектуре, а затем – снова пора к рабочему чертежному столу хозяина. Он увлеченно показывает то, чем живет сегодня.

Много проектов для Новоусманского района. Лет 13 назад это был проект жилого комплекса в Новой Усмани, предназначенный для переселенцев. Ансамбль вырастал рядом с главной площадью райцентра, поэтому Николай Гуненков был озабочен и о ее красотой тоже. В один из дней я застал Николая Федоровича обдумывающим "Пантеон Славы".

Лет пять назад Николай Фёдорович с упоением разрабатывал проект совершенно необычного храма во имя Неопалимой Купины в поселке Шуберское. И тут же настал черед целой серии проектов для поселка Маклок того же Новоусманского района. Этот исторический уголок воронежской земли расположен в центральной части древнего Усманского бора, среди памятников природы. Здесь фрагментарно уцелела усадьба знаменитого купца XIX века Степана Кряжова – городского головы и благотворителя, построившего на собственные деньги первый водопровод Воронежа. Сейчас в Маклоке по проекту Гуненкова строится Музей леса с башней, которая не случайно напоминает кряжовскую водонапорную башню 1860-х годов. А в 2012 году Николай Федорович взял на себя все заботы по установке в Маклоке памятника леснику – в отсутствие умершего скульптора Бориса Каткова.



В мастерской на самом почетном месте – работы, выполненные совместно с учениками-студентами. Николай Федорович преподавал и преподает уже 45 лет: с 1973 года – в СХИ (на архитектурном отделении, которое впоследствии закрыли), с 1985-го – в ВИСИ (ВГАСУ, ВГТУ, опорный университет). Сотни его учеников уже обрели собственную известность. Например, Александр Гуцеленко стал главным архитектором Крыма. Валентин Фролов получил Государственную премию РСФСР за создание в Воронеже Театра кукол. В институте он выполнял диплом у Гуненкова. А позже учитель привлек его (вместе с Николаем Топоевым) для проектирования театра в своей мастерской...

Вот макет реконструкции целой площади - Университетской. Не узнаёте? Справа – главный корпус Воронежского государственного университета (ВГУ). Да, это знакомое нам, довольно убогое здание, которое появилось в результате хрущевской борьбы с излишествами в архитектуре. Но оно преображается, надстраивается башней - так возрождается доминанта исторического центра (в старину там была колокольня Митрофановского монастыря). В «гуненковскую эпоху» продуманы все проблемы в комплексе. Почти весь ансамбль площади мог бы получить единое убранство, для этого даже сносится большой дом. Но не трогается ни одно из зданий, охраняемых как памятники архитектуры. А для пешеходного и автомобильного движения устраиваются сложные и красивые развязки...


Жилой комплекс в Северном районе


Реконструкция Университетской площади (студенческий дипломный проект)



– Николай Фёдорович, над чем работаете сейчас, в конце 2010-х?

– С помощью студенческих курсовых работ помогаю области решить проблему улучшения школьных зданий. В советское время школьное строительство было обычным явлением, а сейчас реконструкция какого-нибудь детского сада или школы выливается в явление чуть ли не космического значения. По моим подсчетам, примерно треть школ не отвечают современным требованиям. В них нет спортзалов, лабораторий, не хватает основных учебных помещений: приходится учиться в две смены. Вот уже три года мы ведем большую работу вместе с Управлением архитектуры и градостроительства Воронежской области. Его специалисты помогают выявить здания, требующие реконструкции.

Совершенно бесплатно под моим руководством студенты выполняют эскизные проекты реконструкции старых школьных зданий (за один семестр), и мы дарим их директорам учебных заведений. Между тем один эскизный проект стоит порядка 50 тысяч. Получив такой проект, можно приблизительно рассчитать смету. И тогда, имея и эскизный проект, и смету, руководителям школ проще вести диалог с властью о реконструкции зданий. При Управлении архитектуры можно разработать программу, я готов возглавить и эту работу, чтобы можно было разрабатывать полную проектную документацию…





С хорошими и именитыми старыми друзьями; лучшее поздравление - от супруги Галины Михайловны; университетские коллеги фотографируются на фоне выставки



2. КАК ПОТЕРЯЛИ ГЛАВНОГО В ГОРОДЕ, А ГОРОД ПОТЕРЯЛ ГЛАВНОЕ

Теперь вспомним 1994 год. Начальный период постсоветской эпохи. Предвестие строительной вакханалии в историческом центре Воронеже. Начало точечной застройки, начало порчи силуэта Правобережья.

Тогда Воронежем руководил недавно избранный мэр Анатолий Гольц. По воспоминаниям Николая Гуненкова, отношения между Гольцем и тогдашним главным архитектором города Петром Даниленко не сложились. Впрочем, дело не только в личных отношениях. К тому времени инстанцию главного архитектора ругали в газетах глубоко и серьезно. Непродуманная застройка Воронежа, которая и ранее не однажды оказывалась предметом критики, начала выливаться в градостроительную трагедию тогда, когда лакомые кусочки земли стали келейно раздаваться частным застройщикам, транспортные и прочие проблемы игнорировались, а историко-архитектурное наследие города, с таким трудом выявленное и поставленное на учет органами охраны памятников и историками-общественниками, превращалось в лишние камни под ногами горе-градостроителей.

И вот Гольц решил, что смена главного архитектора назрела. Даниленко попросили уйти со своего поста.

По закону об архитектурной деятельности, в таких крупных городах, как Воронеж, главный архитектор обязательно должен избираться на конкурсной основе. И требования к кандидату тоже существенные: он должен иметь десятилетний стаж руководящей работы, обладать и соответствующим образованием, и необходимыми способностями – творческими, административными.

Звучали и недовольные голоса: мол, и без конкурса можем обойтись. Все же мэрия объявила конкурс совместно с местной организацией Союза архитекторов.

В результате избрали профессора Николая Гуненкова. Через год он станет заслуженным архитектором России, через два – советником Российской академии архитектуры и строительных наук. Но главным архитектором Воронежа ему дали поработать лишь два дня...

– На конкурс подали заявления человек семь, – вспоминает Николай Федорович Гуненков. – Я не собирался. Но меня уговаривали: "Обязательно подавай". Сначала все направления работы главного архитектора мы обсуждали в правлении Союза архитекторов, и там, среди трех претендентов, я набрал большее число голосов. Потом было собрание городской общественности, к которому мы приурочили выставки. Излагали свои программы. Уже тогда становилось нестерпимым отсутствие генплана города и другой документации. И в итоге комиссия единогласно избрала меня главным архитектором.

– То есть вы, по существу, стали главным архитектором города?

– Оставалась лишь формальность: мэр должен был утвердить протокол... После выборов прихожу домой – а жена Галина уже плачет, представляя, как я - со своим характером, со своей прямотой – буду работать в такой должности. "Ничего, не бойся, не сгорю", – успокаиваю ее... Проходит два дня, в течение которых мне уже без конца звонят, не только поздравляют, но и вопросы различные пытаются решить как с главным архитектором. И вдруг ко мне приходит заместитель Гольца – председатель комиссии – и говорит: "Николай, ты знаешь, вот какая ерунда...". Оказывается, Гольц, узнав результаты голосования, отреагировал так: "Я Николая Федоровича как архитектора уважаю, но ведь ему 56-й год – так что ж, мы выбрали его на четыре года всего?". Готовится, мол, указ Ельцина, что после шестидесяти на такие должности не избирают... "Ну что, может быть, заявление напишешь?" – предлагает председатель комиссии Виктор Лунев.

И Гуненков написал заявление. Оно до сих пор цело. Начинается оно так: "Уважаемый Виктор Митрофанович! Я от всей души благодарю Вас и в Вашем лице всю комиссию за то, что Вы доверили мне...". И заканчивается словами: "Я полон сил и энергии, но не желаю работать с теми, кто во мне видит полупенсионера".

Любопытно, что у этого случая была еще одна предыстория. В 1982 году тоже случилось так, что в городе не стало главного архитектора – по иронии судьбы, того же Даниленко (как оказалось впоследствии, он ушел не насовсем). Тогда Гуненков только второй год руководил мастерской "Воронежгражданпроекта". Мастерская большая, около ста человек. Напряжение - огромное: одновременно разрабатывалось до тридцати проектов. Достаточно сказать, что под руководством Гуненкова проектировался весь Северный жилой район. И приходит вдруг к нему помощник первого секретаря горкома партии Анищева. И делает ему предложение: "Мы посоветовались и решили... чтобы вы были главным...". – "Да вы что! – возразил Гуненков. – Ни в коем случае!" Отбивался целый месяц. Считал, что надо пройти все ступени роста, а ступенька руководителя мастерской еще не была преодолена. Удалось "категорически отказаться". Главным архитектором назначили Анатолия Шаповалова.

Николай Федорович и сейчас уверен, что в первый раз отказался правильно. А во второй – и правильно согласился, и правильно ушел...

Так город потерял (и впоследствии таки не смог найти) именно того принципиального и талантливого человека, при котором порядка было бы намного больше. И особенно много потерял старый Воронеж.

На различных заседаниях градостроительных и экспертных советов мне не раз доводилось видеть, что Николай Гуненков оказывался едва ли не единственным из ведущих зодчих города, кто демонстрировал понимание проблем исторического города именно так, как это заложено в системе государственной охраны памятников. Это понимание ценности не столько отдельных архитектурных произведений, сколько городской среды в целом; это такой подход к реконструкции старых кварталов, когда новые постройки сомасштабно и гармонично вписываются в устоявшуюся среду, а не вызывающе противоречат ей.

Вполне закономерно, что в девяностые годы именно такому человеку – в ранге главного архитектора института – была доверена разработка историко-опорного плана Воронежа. Иными словами, это проект регулирования этажности застройки в старой части города и фиксации охранных зон – тот проект, который тогда так и не был утвержден чиновничьими структурами на областном уровне и без которого исторический город вскоре потерпел катастрофу.

Случилось так, что действовавший с 1990 года первый историко-опорный план был отменен в 1996 году по представлению прокуратуры (почему - тема для отдельного разговора). Гуненков, узнав об этом, пошел к директору института и попросил-доложил: "Будем немедленно создавать новый план". Тогда эта работа стоила около полумиллиона. Были привлечены хорошие специалисты, знакомые с историей архитектуры, в том числе из ВИСИ: Геннадий Чесноков, Лариса Кригер, Татьяна Перевозчикова. В работу включились студенты-практиканты. Консультантами стали авторы старого плана. Несмотря на частую смену главных архитекторов города (Каплий, Яновский, Сорокин...), работа была успешно завершена и одобрена Министерством культуры. Важно, что этот материал должен был стать составной частью, и даже основой, нового генерального плана города. Но вот его отправили в областную Думу и...

– И тогда на этом этапе его похоронили, – сокрушается Николай Федорович. - Юристов, скорее всего, направили: как тормознуть это дело. А потом экспертное заключение по историко-опорному плану уже потеряло силу. Получилось, что вся работа сделана зря и надо начинать ее по новой! А ведь это немалые деньги и время. В общем, ситуация была очень некрасивая.

…Только в 2015 году, при губернаторе Алексее Гордееве, был утвержден проект охранных зон исторического центра Воронежа, по-новому разработанных специалистами Воронежа, Липецка и Ростова-на-Дону. Причем воронежское ООО «Бюро градостроительных исследований» предварительно выполнило новый историко-опорный план с историческими справками на все памятники истории и архитектуры (архитекторы Елизавета Анохина, Лариса Кригер, Михаил Дьяков, Михаил Фёдоров, историк Павел Попов).

Охранные зоны – большое достижение, только их пришлось вычерчивать уже в той ситуации, когда объекты культурного наследия и тут и там придавлены хаотично расставленными небоскребами.


3. СОВЕТЫ МЭТРА МЭРАМ

– А сейчас согласились бы стать главным архитектором Воронежа? – спрашивал я у Николая Федоровича в 2005 году, готовя интервью для газеты «Воронежский курьер».

– Конечно, нет. Но я бы, пожалуй, согласился бы стать советником мэра по вопросам архитектуры – как мой друг в Волгограде. Или советником главы областной администрации. Я ведь знаю специфику села – и родом оттуда, и в СХИ читал лекции по животноводческим зданиям. Ну, а груз главного архитектора города, конечно, уже велик в таком возрасте. Я доволен тем, что есть, – работой в творческой мастерской…

Вот ведь как вышло. Когда в 2002-м Гуненков открыл персональную творческую мастерскую, ему было 65 лет. Николай Фёдорович получил новый импульс в творчестве в то время, когда вопреки прогнозам бывшего мэра, должен был "переработать" на пять лет. Кстати, Анатолий Гольц ушел из жизни в 2000 году на 56-м году жизни. А профессор Николай Гуненков в 80-летнем возрасте полон энергии. Сегодня на кафедре композиции и сохранения архитектурно-градостроительного наследия это незаменимый наставник студентов в курсовом и дипломном проектировании.

– Что посоветовали бы нынешнему главе города? – тоже вопрос из 2005 года. Но ответ остается актуальным и по сей день.

– Прекратить разрушение красоты исторического Правобережья. Крутой берег водохранилища создает уникальность и неповторимость центра города. Здесь даже рельеф является природной и исторической ценностью. А во что превращена сейчас склоновая часть? Она обезображивается случайными, несомасштабными с окружением объектами. И в этом хаосе тонут градостроительные акценты, я бы сказал, символы города, такие как здание Ю.-В.ж.д. Дворец пионеров раньше утопал в зелени и завершал силуэт холма, а ныне затеснен новыми жилыми домами. Покровский собор на самой главной видовой оси Чернавской дамбы тоже исчез из силуэта берега. Трагедия в том, что это не временные издержки, эти просчеты на 50–100 лет. И, к великому стыду, это делается не без участия архитекторов, причем архитекторов видных, получивших почетные звания или думающих о них.

– Надо сказать и о технической стороне наблюдаемого варварства, о проблеме бездумного отношения к самому рельефу Правобережья, – продолжал Николай Фёдорович. – Строительство большинства зданий ведется в основном без всяких расчетов устойчивости склона, а зачастую вообще без изысканий. При организации площадок под строительство производится подрезка и трассировка склона, в результате на многих выведенных из равновесия участках происходит частичное обрушение основы. Соседние здания приходят в аварийное состояние. В газетах описан широко известный случай с обвалом на улице Володарского. Не согласен с одним: создание оползневых ситуаций – не природный фактор, как утверждают чиновники. Проблему создали администрация города и ее департамент по градостроительству, отводя участки в непосредственной близости от обрывов, позволяя начинать строительство без должных технических мероприятий. Особенно цинично нарушены правила строительства на оползневых склонах по всей бровке в районе улицы Авиационной и Дворца детей и юношества. Примеры можно приводить еще и еще...

– Наши зодчие часто говорили, что уплотнение старой застройки не только необходимо, но и неизбежно, так как выгодно экономически. Так ли это?

– Да, это задача государственная. Жизнь показала, что земля имеет немалую ценность. Но, уплотняя застройку сложившихся кварталов, мы не имеем права ухудшать условия живущих в соседних домах. Зачастую мы ставим новые дома в нарушение норм инсоляции, на игровых площадках, создаем "колодцы" без света и земли.

Во время той беседы 2005 года (теперь и ее можно назвать исторической) Воронеж даже не имел необходимого генерального плана города! Его приняли через три года, а тогда именно Гуненков настаивал на генплане: «Еще в 1993 году эта проблема была поставлена во весь рост, но реальных подвижек долго не было видно. Я со всей прямотой заявлял мэру Александру Цапину о сумме, необходимой на составление генплана. Мне мои коллеги говорили: зачем, мол, сразу пугать мэра такой суммой? Но вы видите, что вышло? Надо было ставить вопрос еще острее».

Откровенный человек Николай Федорович! Другие начальники-архитекторы часто не произносили вслух то, о чем думали; избегали критики, боясь потерять свое положение (а вместе с ним и выгодные заказы). А Гуненков часто резал правду в глаза.

Кого же из руководителей города, виданных архитектором на его веку, он считает самым приемлемым – в архитектурном отношении? Оказывается, «самым лучшим, самым грамотным был советский председатель горисполкома Виктор Поспеев. Сам окончил ВИСИ. Прошел огромную практику как строитель».

– За окнами Вашей мастерской – 2018 год. Как бы Вы ответили по-новому на старые вопросы?

Глубоко вздыхает Николай Федорович, прежде чем ответить:

– К сегодняшнему дню природная красота склоновой части Правобережья, которой мы всегда гордились, безнадежно испорчена стихийной застройкой. Обидно наблюдать, как некоторые инвесторы думают в большей степени о том, как заработать, забывая об интересах города. Поэтому идет борьба областных и городских властей с чрезмерными аппетитами бизнесменов. По-прежнему надо говорить о том, что часть зданий построена с нарушением норм. В любой момент дома могут сползти! В этом отношении сегодня приятнее смотреть на левый берег, где сделан необходимый отступ от берега и перебор в высотах зданий не так режет глаз.

Другая городская проблема – транспорт. Считаю, что необходим принципиальный пересмотр всей транспортной системы города, которая отстает лет на двадцать. А ведь еще в 1976 году мы предусмотрели расширения улиц, улицы-дублеры, даже схему метро. Но сегодня многие перекрестки уже так застроены, что на них невозможно строительство транспортных развязок. Остается только надеяться, что сложившуюся ситуацию удастся преодолеть в будущем. Удручает и то, что по факту не работают Правила застройки и землепользования...


- Сегодня много говорят о пресловутой запланированной автотрассе на севере города: через охраняемую Нагорную дубраву и далее через новые мосты к Отрожке. Ваше мнение?

- На схеме 1976 года подобный транспортный путь обхода города был, но прошло уже 40 лет, лес подрос и признан памятником природы, а бывший свободный путь трассы около леса, да и на левобережье в Отрожке, подзастроился и уплотнился различными объектами, и его невозможно осуществить, как на той схеме. Если взять только техническую сторону вопроса, то в лесу около санатория имени Горького - очень сложный рельеф, потребуются масштабные эстакады. А если врезаться в "живое" тело Отрожки, получится дикий снос частного сектора. Ведь по нормам требуется отступ от дороги порядка 30 метров по обе стороны.

Николай Федорович достаёт из шкафа старые газетные вырезки 1970–1980-х годов.

– Давайте опять вспомним, какие были заголовки: "Красота архитектуры", "И улыбнутся люди...". А потом без конца стали писать, что построили богато, но не так – по месту, объему, образу…

Однако юбиляр всё ещё верит в то, что когда-нибудь воронежцы опять улыбнутся. И мы начинаем понемногу верить, рассматривая выставку его работ…
Аллея поселок Маклок

ВОРОНЕЖСКАЯ НАГОРНАЯ ДУБРАВА ВНОВЬ В ОПАСНОСТИ-2


Павел ПОПОВ,
кандидат исторических наук,
член Союза писателей России

-----------------------------------------------------------------
(Продолжение. Начало см. на другой странице журнала: https://pavel-popov2016.livejournal.com/2452.html)
-----------------------------------------------------------------




1. ХОТЕЛИ СПАСТИ И ТРАНСПОРТ, И ДУБРАВУ, И ГОРОД

11 декабря 2017 года в Воронеже в зале Дома архитектора (ул. Плехановская, 22) состоялись Публичные слушания по проекту «Программы комплексного развития транспортной инфраструктуры городского округа город Воронеж на период до 2020 года». В этой обширной программе много хороших предложений по расширению и строительству новых дорог. Много объектов для первоочередного вложения средств, что поможет существенно разгрузить магистрали Воронежа.


Фото:36on.ru

К сожалению, в программе осталось и вопиющее предложение, против которого уже было много выступлений общественности: прокладка новой магистрали рядом с санаторием имени Горького – через особо охраняемую природную территорию. Путем вырубки ценной части Воронежской нагорной дубравы и уничтожения всеми любимой природной зоны отдыха. Чтобы дорога вела от транспортной развязки «Московский проспект–Антонова-Овсеенко» к предполагаемому потрясающему новому мостовому переходу через водохранилище, на Отрожку – параллельно железнодорожным мостам. (О последствиях возможного строительства дороги см.: https://pavel-popov2016.livejournal.com/2452.html).
-----------------------------------------------------------------------------
Вот отрывок из транспортной программы. В ней нет слов «лес», «нагорная дубрава», но написанное по поводу "строительства автомобильной дороги от автодороги «ул. Антонова-Овсеенко – ул. Ломоносова» и "строительства мостового перехода через Воронежское водохранилище параллельно железнодорожному мосту" напрямую относится к охраняемому лесу.
«ПРОГРАММА КОМПЛЕКСНОГО РАЗВИТИЯ ТРАНСПОРТНОЙ ИНФРАСТРУКТУРЫ ГОРОДСКОГО ОКРУГА ГОРОД ВОРОНЕЖ НА ПЕРИОД ДО 2020 ГОДА…
Первый этап (первоочередные мероприятия):
- устройство дублера Московского проспекта от ул. В.Невского до ул. Кольцовской путем реконструкции улиц 60 Армии, Солнечной и Свободы;
- строительство транспортной развязки на пересечении ул. Остужева и Ленинский проспект;
- реконструкция улицы Циолковского от ул. Героев Стратосферы до ул. Ильюшина со строительством путепровода через железную дорогу и транспортной развязки на примыкании к окружной автодороге.
Второй этап (Правобережное кольцо):
- реконструкция транспортной развязки на примыкании улицы Антонова - Овсеенко к Московскому проспекту со строительством 4 полосной автомобильной дороги от транспортной развязки до ул. Ломоносова;
- строительство автомобильной дороги от автодороги «ул. Антонова-Овсеенко – ул. Ломоносова» до «Северного» моста
;
- строительство автомобильной дороги от ул. Острогожской до существующей транспортной развязки у ВОГРЭСовского моста.
- строительство автомобильной дороги от существующей транспортной развязки на пересечении улиц Героев Сибиряков и проспекта Патриотов до ул. Острогожская со строительством транспортной развязки;
Третий этап (полное кольцо):
-строительство мостового перехода через Воронежское водохранилище параллельно железнодорожному мосту с выходом на левый берег в районе ул. Панфилова с последующей реконструкцией улиц Панфилова, Куйбышева, Калининградской и Планетной под 4 полосы движения до существующей транспортной развязки на пересечении с трассой М-4 «Дон»;

- строительство Южного мостового перехода от ул. Острогожская до существующей транспортной развязки на ул. Новосибирской с её реконструкцией...

-----------------------------------------------------------------------------------------------
Кстати, в той же программе есть еще и такие небезынтересные строки о Воронеже. Есть куда вкладывать много средств:
"Уровень износа объектов коммунальной инфраструктуры составляет в среднем 70 %. В целом по городскому округу город Воронеж износ сетей водопровода - 63%, сетей канализации - 72,5%, электрических сетей - 50%, водопроводных насосных станций - 52%, канализационных насосных станций -49,4%, очистных сооружений - 53%, трансформаторных подстанций - 54,3%.".
-------------------------------------------------------------------------------------------------
(Приложение к постановлению главы
городского округа город Воронеж от 01.11.2017 № 48)

-----------------------------------------------------------------------------

Таким образом, городские власти, которые пока вынашивают лишь планы прокладки дороги, почему-то заранее уверены, что экологические инстанции легко разрешат им вырубать лес, который по закону является двойным памятником природы (первый раз взят под охрану в 1998 году как «Старовозрастные участки Воронежской нагорной дубравы», второй – в 2013 году как часть общего заказника «Воронежская нагорная дубрава»).

К сожалению, серьезные вопросы должны решаться у нас вот таким путем случайных обсуждений: кого больше придет с улицы – противников или сторонников того, что обсуждается. В данном случае – людей, понимающих или не понимающих экологическую угрозу для города. Кто кого переговорит. Но ничего не поделать, всё соответствует законам о местном самоуправлении.

Получилось так, что весь зал Дома архитектора оказался сплошь наполнен и даже переполнен людьми, пришедшими, собственно, не транспортную программу обсуждать, а требовать исключить из нее пункт о дороге через Нагорную дубраву! Собственно, благодаря защитникам леса и признаны состоявшимися слушания по всей программе. Иначе, получается, была бы почти полная неявка граждан. Вот такой парадокс: не будь в программе этого раздражающего всех пункта – программа по закону потерпела бы провал (без слушаний).




Фото: 36on.ru, vrntimes.ru, moe-online.ru

Вёл слушания и.о. руководителя управления дорожного хозяйства Воронежа Олег Котов. Героями дня стали члены инициативной группы - в основном жители улицы Лесная Поляна, перед домами которых предлагают провести четырехполосную магистраль на месте вековых дубов и лиственниц. Авдокат Юлия Жидко из числа этих жителей не оставила устроителям слушаний никаких шансов на веские доводы в пользу того, что дорога на месте дубравы имеет право быть.

Решающим стал вопрос этого юриста: сообщить залу нормативные документы, на основании которых на общественные слушания вообще имеют право выносить вопрос о прокладке магистрали через дубраву. На показанной залу схеме данное транспортное звено было обозначено в самом верху цифрой 2 (один из пунктов второй очереди программы). Выходило, что одним из нормативных актов является генплан города, но из него-то как раз дорога уже была вычеркнута в 2013 году по настоянию общественности (в первую очередь - заслуга Лесной Поляны). Несколько раз повторялся ответ, что представленная программа – это всего лишь концепция, даже не проект, а генплан можно еще раз изменить. В юридическом понятии дорога получалась фантазией.

После этого весь зал единогласно проголосовал за исключение из программы пункта о прокладки дороги через дубраву (то есть верхнего участка на схеме).





Поднятые руки остались запечатленными на десятках фото- и видеосюжетах, факт единогласного голосования зафиксировали многие средства массовой информации.
Вообще, наша пресса опубликовала вполне правдивые отчеты о прошедших публичных слушаниях. Вот некоторые ссылки:
-------------------------------------------------
Грудью встанут на пути: Горожане разгромили концепцию мэрии Воронежа по строительству дороги через Нагорную дубраву
http://obozvrn.ru/otkazhites-ot-svoikh-fantaziy-gorozh/
-------------------------------------------------
«Забудьте об этой дороге»: в Воронеже снова разгорелся спор о Нагорной дубраве
http://vrntimes.ru/articles/analitika/zabudte-ob-etoy-doroge-v-voronezhe-snova-razgorelsya-spor-o-nagornoy-dubrave
-------------------------------------------------
Будем стоять насмерть. Воронежцы выступили против дороги через Нагорную дубраву
ttp://vestivrn.ru/novosti/budem-stoyat-nasmert-voronezhtsyi-vyistupili-protiv-dorogi-cherez-nagornuyu-dubravu_2017-12-11_18-50
-----------------------------------------------
Жители «Лесной поляны» выступили против строительства новой магистрали (С видеосюжетами)
https://moe-online.ru/material/1003313
------------------------------------------------
«Это позор». Почему воронежцы высказались против дороги через Нагорную дубраву
https://riavrn.ru/news/eto-pozor-pochemu-voronezhtsy-vyskazalis-protiv-dorogi-cherez-nagornuyu-dubravu/
-------------------------------------------------
Воронежцы раскритиковали и отвергли проект магистрали через Нагорную дубраву
http://36on.ru/news/people/72771-voronezhtsy-raskritikovali-i-otvergli-proekt-magistrali-cherez-nagornuyu-dubravu
-------------------------------------------------
Воронежцы раскритиковали концепцию дороги через Нагорную дубраву
http://vrntimes.ru/articles/obshchestvo/voronezhcy-raskritikovali-koncepciyu-dorogi-cherez-nagornuyu-dubravu
---------------------------------------------------
Год экологии прошел. Рубите смело
В Воронеже пытаются решить проблему пробок с помощью уничтожения памятника природы...

https://regnum.ru/news/2355949.html
----------------------------------------------------
Дубрава (Видеосюжет со слушаний: выступление Юлии Жидко, голосование и др.)
https://www.youtube.com/watch?v=kBCXNrL5mb8&feature=youtu.be
----------------------------------------------------
Чтобы не складывалось впечатление, что против дороги – только те воронежцы, у которых она может пройти под окнами, мне пришлось выступить на этих слушаниях от краеведческой общественности и вообще от коренных жителей Воронежа. Мне, действительно, пришлось сказать, что это позор для Воронежа – даже не прокладка, а обсуждение прокладки дороги через дубраву, которая представляет собой достояние всего города и всего региона, а не только жителей Лесной Поляны. Мои слова подтвердили жители нескольких других улиц (в том числе из центра города), сидевшие в зале.



Я добавил, что мы, воронежцы, десятилетиями и даже веками сберегали этот лес, этот всеми любимый уголок для отдыха рядом с городом. Вспомним: лучшие воронежские ученые, такие как лесовед и лесовод Михаил Вересин и географ Фёдор Мильков, посвящали дубраве свои научные исследования, писали о ней в популярной литературе, опираясь прежде всего на наблюдения, сделанные в лесу около города. Оставалось удивиться, почему сейчас к обсуждению такого животрепещущего вопроса не привлечены ученые ведущих воронежских вузов, ведь в нашем городе – огромный вузовский потенциал. Точнее, ведущие ученые – строители-дорожники, архитекторы, экологи, географы, историки, экономисты и прочие – должны сесть за круглый стол и обсудить, как провести ключевые дороги так, чтобы они не навредили Воронежской нагорной дубраве – уникальному природно-историческому комплексу во всем Черноземье да и во всей Центральной России. И чтобы не создать угрозу для жизнеобитания будущих поколений более чем миллионного города…

Сам ведущий слушаний Олег Котов, признался, что сейчас есть более удобная и выгодная альтернатива - проложить дороги по "коридорам" от транспортной развязки «Антонова-Овсеенко – Московский проспект», минуя дубраву (он показал на схеме два варианта, как это можно сделать), а идея вырубить часть дубравы больше годится для далекого будущего... Кстати, мне показалось, что организаторы слушаний, несмотря на внешнее противостояние публике, сами отчасти остались удовлетворены результатами, не захотели активно возражать. Такое впечатление, что и они поневоле вынуждены представлять проект, в котором затрагивается уничтожение дубравы. Так что спасибо и им: давайте, все воронежцы, навечно оставим в покое заповедный лес.

Хотелось бы еще добавить по поводу некоего альтернативного прохождения дороги через дубраву, который прозвучал на слушаниях от показавшейся безысходности, – путем расширения узкой дороги в сторону Рыбачьего и затем с поворотом на просеку поперек глубокого оврага (балки Ржавец, также памятника природы), где проложен водопровод. Это еще худший вариант! Леса придется рубить не меньше, в том числе и вековые дубы, и дорога отсечет огромный кусок дубравы, который, конечно, захиреет. Да и уже сама огромная глубина древней балки должна оттолкнуть строителей. Правильно сказала Юлия Жидко: идея о прокладке дороги через дубраву должна быть забыта навсегда!

На слушаниях прозвучали и слова о том, как лишились лесов Харьков и Липецк. В древности наша общая дубрава охватывала и Воронеж, и Липецк (отсюда, от огромного черного-вороного леса, произошло слово «Воронеж»), а теперь около вокруг Липецка – всё голо, пусто, всё вырублено в течение нескольких веков.

Кстати, из Харькова прислали рассказ о том, как там несколько лет назад уничтожили замечательный зеленый остров, лесопарк, в свое время созданный по примеру парка в Версале. Этот лес с вековыми дубами и липами фигурировал в книге А.Макаренко «Флаги на башнях» как лес около знаменитого детского дома. Но вот город задумал новую окружную дорогу – прямиком через уникальный лес… Общественники даже привязывали себя к деревьям. Не помогло. Дорога проложена, а теперь общепризнано, что в ней не было особой необходимости. Автолюбители любят пользоваться другими путями – более короткими и разветвленными.

Что ж, аналогии есть. И Воронеж, и Харьков – живут по законам капитализма. И у нас неизвестно, сбудутся ли планы по строительству нового супермоста на Отрожку, да и нужен ли он? Но в любом случае всем ясно, что основной проблемой останутся пробки в центре города, куда воронежцы каждый день едут на работу (и обратно).

Впрочем, верится, что ситуация в Воронеже не повторится. У нас все-таки много толковых, умных, добрых, неравнодушных людей. Воронежцы часто принижают эти свои качества. Мы не должны привязать себя к дубам. Но и не должны построить дорогу, убивающую заповедный лес.


Рисунок Елизаветы Артамоновой




2. ДЕПУТАТЫ ПОСТУПИЛИ ПО-СВОЕМУ. НО НИКАКОГО КОНКРЕТНОГО ПРОЕКТА ПОКА БЫТЬ НЕ МОЖЕТ?

Казалось бы, результаты слушаний несколько успокоили общественность. Ведь их итоги вполне учла городская администрация. «Воронежские власти рекомендовали гордуме принять проект программы развития транспортной инфраструктуры Воронежа. Соответствующее заключение опубликовал сайт мэрии 15 декабря. Из проекта временно исключили концепцию дороги через Нагорную дубраву», - сообщил корреспонденту интернет-газеты «Время Воронежа» представитель пресс-службы мэрии:
-------------------------------------
Власти Воронежа пока обойдутся без дороги в Нагорной дубраве
http://vrntimes.ru/articles/obshchestvo/vlasti-voronezha-poka-oboydutsya-bez-dorogi-v-nagornoy-dubrave
--------------------------------------

Оказалось, однако, что у депутатов городской думы, собравшихся на предновогоднее заседание, мнение совершенно иное. Дума утвердила транспортную программу полностью, включая пункты о дороге к улице Ломоносова и дальше нее (читай – по особо охраняемой дубраве). Очередной парадокс: такое решение не появилось бы без предварения его общественными слушаниями, которые, как мы уже знаем, состоялись благодаря защитникам дубравы…

Пресса поведала о думском решении где-то бесстрастно, а где-то с оттенками горечи:

------------------------------------
Воронежская гордума проголосовала за строительство дороги через Нагорную дубраву
http://vestivrn.ru/novosti/voronezhskaya-gorduma-progolosovala-za-stroitelstvo-dorogi-cherez-nagornuyu-dubravu_2017-12-20_13-10
-----------------------------------
Дорогу через Нагорную дубраву планируют построить до 2020 года
http://vestivrn.ru/novosti/dorogu-cherez-nagornuyu-dubravu-planiruyut-postroit-do-2020-goda_2017-12-20_20-50
Здесь даёт комментарий известный защитник дубравы, организатор «Большой воронежской экологической тропы» Алексей Саниев

-----------------------------------
Воронежский депутат Артем Рымарь жестко высказался о «строительном клане» в гордуме
http://bloknot-voronezh.ru/news/voronezhskiy-deputat-artem-rymar-zhestko-vyskazals-917203
------------------------------------
Через Нагорную дубраву всё-таки построят дорогу
http://communa.ru/politika/cherez_nagornuyu_dubravu_vsye-taki_postroyat_dorogu/
-------------------------------------
Многие сочли решение думы неожиданным вызовом общественности. Однако некоторые депутаты уверены, что по-другому голосовать было просто невозможно: «На разработку проекта уже были потрачены приличные деньги из городского бюджета, а получается, что зря».

Что ж, давайте и депутатов поймём и не будем их отзывать. Хотя трудно понять, сколь большая сумма могла быть потрачена не на всю программу, а на рисование отдельно взятой северной ветки дорог почти наобум, без проработки каких-либо деталей. Недаром во время общественных слушаний на сцену вышла студентка и сказала, что ей поставили бы двойку за такой чертеж… А вот если взяться за реальное проектирование или строительство, тогда суммы могут быть совершенно непредсказуемыми... Да и вообще трудности, связанные с выбором реального маршрута трассы, могут оказаться величайшими и даже непреодолимыми.

На опубликованных схемах северная дорога показана настолько условно и настолько жирной линией, что некоторые воронежцы пробуют прикинуть сами, где может пролегать трасса, и… им кажется, будто бы защитники дубравы или даже жители только одной улицы преувеличивают сложности. В Интернете появились совершенно безответственные заявления таких «знатоков», совершенно ни в чем не разобравшихся, но утверждающих, что дорога якобы полезна и безвредна. А разбираться пытаются, разумеется, при помощи интернетовских картинок, не пытаясь сходить или съездить в лес, дабы увидеть реальную картину.

Вот кто-то рассматривает опубликованный вид транспортной развязки, снятый квадрокоптером; ему кажется, что речь идет лишь о полосе, будто бы свободной от застройки, которая видна рядом с коттеджами Лесной Поляны:



А другой энтузиаст на Яндекс-карте нашел «свободную» просеку в лесу и спрашивает, в чем же дело: мол, положим здесь асфальт – и дело с концом?

Глубочайшее заблуждение! И по якобы свободной полосе около коттеджей (а далее около многоэтажек улицы Ломоносова), и по якобы пустой просеке на самом деле проходит, заворачивая, линия ЛЭП! Дорогу придется тянуть где-то рядом через лесные горы и овраги, причем очень трудно будет даже разработать такой проект: возьмём чуть вправо – там ЛЭП и детская больница, чуть влево – глубочайший лесной овраг и рядом санаторий Горького, прямо – сооружения водокачки и так далее... На фото лес скрывает все эти препятствия. Более того, рядом с ЛЭП идет еще через тот же лес и водопроводная магистраль большого диаметра в город от водозабора. Более того, на каких-то участках дорога должна будет обязательно пересечь и водовод, и ЛЭП. На мой взгляд, настоящий кошмар для предполагаемых проектантов и строителей дороги!

Один из депутатов говорил, что может, быть, нужен тоннель. Кто-то еще предложил подумать о переносе ЛЭП (это куда же – в глубину леса, чтобы далее вырубать дубраву целыми гектарами, или даже на дно лога, или вглубь жилого массива?

В общем, пока одни фантазии. И пока городская дума, собственно, утвердила только одну идею проложить эту пресловутую часть дороги. В том же самом заседании дума утвердила бюджет на 2018 год, и там нем нет ни рубля ни на строительство, ни даже на начало проектирования непонятно какой трассы через нашу бесценную дубраву.

Поэтому слишком поторопились, явно ошиблись те журналисты, которые начали свои сообщения со слов «...всё-таки построят дорогу» или еще категоричнее – «Дороге через Нагорную дубраву всё же быть».

Впрочем, совсем не за горами планируется если не строительство, то проектирование.

В проекте транспортной программы указывались такие сроки:

Наименование объекта / Ориентировочные сроки реализации: по разработке проектно-сметной документации / по строительно-монтажным работам

1 Строительство дублера Московского проспекта от ул. Антонова-Овсеенко до пр. Труда с последующим выходом на Московский проспект, ул.9 Января и ул. Кольцовская / 2018 / 2019-2020
2 Реконструкция транспортной развязки на примыкании ул. Антонова - Овсеенко к Московскому проспекту со строительством 4-полосной автомобильной дороги от транспортной развязки до ул. Ломоносова / 2018 / 2019-2020
3 Строительство автомобильной дороги от ул. Острогожской до существующей транспортной развязки у ВОГРЭСовского моста / 2018-2019 / 2020-2021 (за расчетным сроком)
4 Реконструкция ул. Циолковского от ул. Героев Стратосферы до ул. Ильюшина со строительством путепровода через железную дорогу и транспортной развязки на примыкании к окружной автодороге / 2018-2019 / 2020-2021 (за расчетным сроком)
5 Строительство автомобильной дороги от автодороги «ул. Антонова-Овсеенко - ул. Ломоносова» до «Северного» моста / 2019-2020 / 2021-2023 (за расчетным сроком)
6 Строительство автомобильной дороги от существующей транспортной развязки на пересечении ул. Героев Сибиряков и проспекта Патриотов до ул. Острогожская со строительством транспортной развязки / 2020 / 2021-2023 (за расчетным сроком)
7 Строительство мостового перехода через Воронежское водохранилище параллельно железнодорожному мосту с выходом на левый берег в районе ул. Панфилова с последующей реконструкцией улиц Панфилова, Куйбышева, Калининградской и Планетной под 4 полосы движения до существующей транспортной развязки на пересечении с автодорогой М-4 «Дон» / 2021-2022 (за расчетным сроком) / 2023-2025 (за расчетным сроком)

Учитывая смену городских и областных властей, можно предположить, что обсуждение проблемы дальше развернется с новой силой…

На днях появились сообщения о том, что члены инициативной группы собираются обращаться в суд, в министерство, к президенту России:
------------------------------------------------
Воронежские активисты попросят президента вступиться за Нагорную дубраву
http://vrntimes.ru/articles/obshchestvo/voronezhskie-aktivisty-poprosyat-prezidenta-vstupitsya-za-nagornuyu-dubravu
------------------------------------------------
И тут же кто-то комментирует в сетях, будто это всего лишь эгоизм местных жителей… Конечно, в случае сооружения трассы хуже всего будет Лесной Поляне. Но давайте скажем огромное «спасибо» именно ей за то, что она борется за дубраву – в то время как другие только переживают. Лесная Поляна борется от имени всего города, от имени всего святого, что связано с памятью о наших далеких предках, древних славянах, и что связано с элементарным обеспечением здоровья наших детей и внуков – чтобы остались в городе кислород, питьевая вода да место, куда можно было бы вырваться из города (дачи без воздуха и живой воды никого не спасут!).

По-моему, главное – отказаться от предлагаемого варианта дороги от развязки, со стороны Северного района, в Отрожку – через новые мосты над водохранилищем (экономическую надобность такой дороги даже не просчитывали в городе, просто для красоты закольцевали ее на левый берег в расчете на неопределенное будущее). Тогда будет проще найти выход сделать съезд от развязки на Московском проспекте в сторону Ломоносова. На общественных слушаниях и.о. руководителя управления дорожного хозяйства О. Котов даже показал на схеме, как это можно сделать двумя способами минуя дубраву.

А если кому-то кажется, что новая дорога улучшит сообщение между центром города и Северным районом, то это вас вводят в заблуждение. В любом случае новое дорожное звено должно быть таким же 4-полосным, как и существующее продолжение дороги до Березовой рощи (точнее, две полосы Ломоносова плюс две полосы Тимирязева). Итак, дорога через лес испортит уникальнейший для Черноземья и России природно-исторический комплекс, но не устранит проклятые пробки на Московском проспекте от Заставы до Пирамиды.

Правда и в том, что сейчас проезд от улицы Ломоносова в Северный район стал совершенно неудобным в связи с реконструкцией Московского проспекта. Правильно жители "Лесной Поляны" заявили на слушаниях: надо скорее возвращать развороты на Московском проспекте, чтобы пробок было меньше хотя бы в самые ближайшие месяцы. Или взамен разворотов делать дополнительную эстакаду над проспектом. Вот это действительно первоочередная проблема…


Так что перед нами не эгоизм жителей какой-то улицы, а усилия по предотвращению катастрофы для всего города и большая боль для всех воронежцев, кто понимает ценность этих мест хотя бы для полноценного отдыха будущих поколений горожан (если уж не понимает ценности столетних дубов или последних лесных ручьев или бесценных археологических памятников).


3. ПОЧТИ ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ

…В этом году природа словно сердится на воронежцев, посмевших понять на нее руку (пусть пока в мыслях). Воронежская нагорная дубрава то рядится в снежное одеяние, то моментально сбрасывает его и хмурится, и хмурится…

Тот, кто пытается поднять руку на дубраву, должен знать: дубрава сама обязательно отомстит ему. Причем за каждое дерево в отдельности. Кто-то, наверное, забывает, что он еще бывает иногда в церкви и иногда крестится. Как бы не пришлось потом почаще ходить и пытаться умолять Бога, чтобы снизил кару. И опять – за каждое дерево в отдельности...

Да и тому, кто спокойно будет смотреть на заносящего руку, может, стоит задуматься...



--------------------------------------------------------------

Р.S. В ответ на мои записки и по поводу ссылок на публикации прессы о дубраве, которыми я поделился «В Контакте» и в Facebookе, приходит много откликов. В том числе от известных в Воронеже, уважаемых людей, совершенно независимых от жителей Лесной Поляны. В том числе и от неизвестных.

«Павел Александрович, встанем грудью», – пишет директор музея-заповедника «Костенки» Виктор Ковалевский. «Смотреть спокойно мы не будем. Этому не бывать», – замечает писательница Людмила Шилина. «Надо поднимать шум на всю страну», – считает журналистка Татьяна Быба…

Солидарность с этой темой выражают Владимир Елецких, Кирилл Успенский, Наталья Головина, Евгений Щеглов, Михаил Штейнберг, Диана Григорян, Анастасия Сарма, Вера Родионова, Андрей Шустов, Наталия Тандилян, Александр Соколов, Владимир Иванов, Елена Чаплыгина, Юрий Лукин, Лидия Воронина, Галина Саубанова, Зоя Грязева, Татьяна Кобзарева, Ольга Дедова, Светлана Тарасова, Мария Андреева, Александр Романовский, Инна Трегубова, Владимир Невярович, Кирилл Кузин, Олег Григоренко, Маргарита Дармодехина, Ольга Баранникова, Александр Бунеев, Елена Топильская, Марина Тюлькина, Сергей Попов, Марина Дубикова, Виктория Васильченко, Вячеслав Волдочинский, Алексей Калечиц, Николай Сапелкин, Александр Тихонов, Андрей Кирнос, Сергей Афанасьев, Наталья Бокова, Ольга Лапыгина, Людмила Образцова…

Само собой разумеется, одним из главных реальных защитников дубравы остаётся Алексей Воронков (общественное движение "Вантит"). Он и многие молодые друзья дубравы борются за сохранность и чистоту леса уже много лет.

Список можно долго продолжать хотя бы потому, что количество читающих заметки о дубраве в "Живом Журнале" перевалило за 10 0000...

Что ж, дубрава должна знать и о том, что у нее в Воронеже друзей несравненно больше, чем врагов.

А это значит, что дороги на месте дубравы никогда не будет.
Аллея поселок Маклок

ВОРОНЕЖСКАЯ НАГОРНАЯ ДУБРАВА: ДОЛГОЖДАННАЯ ОЧИСТКА И... КОСТРЫ, КАК ПОСЛЕ СПЛОШНОЙ ВЫРУБКИ

ПАВЕЛ ПОПОВ,
кандидат исторических наук,
член Союза писателей России


Я уже писал о том, что в течение месяца наблюдаю долгожданное явление: уборку сухих стволов и веток в Воронежской нагорной дубраве. Лес давно стоит неухоженным. Он завален засохшими и упавшими деревьями. Загущенность дубравы ведет к ее деградации, дубы не прорастают из желудей. Однако уборка сопровождается нетрадиционным для живого леса уничтожением падали: разведением многих костров по лесу, прямо под большими и и маленькими деревьями (https://pavel-popov2016.livejournal.com/3060.html ).

Дым заволакивает весь лес, проезжающие воронежцы постоянно звонят в службу МЧС, им правильно объясняют, что в сырую погоду пожара не будет, но...







Во-первых, множество костров разводят не на полянах, а посреди густого леса, примерно в 2 метрах от больших и ценных деревьев, а на молодую поросль и кустарник часто вообще не обращают внимания. Сейчас вред деревьям не заметен, но потом мы увидим засыхающие ветки.

Во-вторых, дым. Раньше убирали северную часть леса, в районе московской автотрассы между между Яром и развилкой дороги Староживотинное - Новоживотинное, и дымом - как раз из-за сырой погоды - застилало окрестные села. В эти дни расчистка - поджигание идет в непосредственной близости от города, вокруг дороги на поселок Рыбачий, которая идет от района областной больницы. Здесь костры не только около дубов, но и той части дубравы, где растут сосны.

Раньше я неверно писал, что убирают брошенные в лесу шины. Оказывается, их специально ввозят в лес, чтобы костры разводить на них. Таким образом, в дыму чувствуется и запах резины. Вчера вечером дым перемешался с туманом, нависшим над Московским проспектом.

Эти снимки сделаны тогда, когда костры уже догорали...


----------------------------------------------------------------------------

КОММЕНТАРИЙ ДАЁТ НАТАЛИЯ ХЛЫЗОВА - кандидат биологических наук, известный воронежский эколог и гидроботаник, составитель "Красной книги Воронежской области" и "Красной книги Липецкой области", заведующая музеем имени В.М. Пескова Воронежского государственного заповедника:

- Сама идея очистить дубраву от отмерших деревьев, конечно, заслуживает всяческой поддержки. Долгое время лесничества не очищали ее. Во время уборки уничтожается масса вредителей. Вспомним, например, что дубы в дубраве поражены мучнистой росой, трутовыми грибами. Понятно, что вывозка сухих веток и стволов с обширной территории - очень затратное дело, волонтёрам проще сжигать мусор. Сжигание на шинах - это способ, рекомендованный для очистки остатков леса на участках сплошной вырубки.

Таким образом, при сжигании не соблюдается единственное, но существенное правило: костры надо разводить только на полянах или старых кострищах, оставленных в лесу туристами. Так, чтобы костры не вредили кронам деревьев.

А как же соотносится такое разведение костров с постановлением о запрещении загрязнения воздушного бассейна? В городе запрещено сжигать сухие листья, их отвозят на свалки. А Воронежская нагорная дубрава находится в черте города, по соседству с Северным районом. При неблагоприятных погодных условиях возможно появление смога над городом, который случается при лесных пожарах.
Аллея поселок Маклок

ОЧЕВИДНОЕ - НЕВЕРОЯТНОЕ

ЗАЧЕМ СЛОМАНА ПАРАДНАЯ ЧАСТЬ ОДНОГО ИЗ ЛУЧШИХ ПАМЯТНИКОВ АРХИТЕКТУРЫ ВОРОНЕЖА?

ПАВЕЛ ПОПОВ,
кандидат исторических наук,
член Союза писателей России


Воронеж, улица Карла Маркса, дом № 70. Доходный дом богатой купеческой семьи Шуклиных, построенный в 1902–1903 годах предположительно по проекту выдающегося воронежского зодчего Александра Баранова. Первый в Воронеже четырехэтажный жилой дом. Главный фасад ярко оформлен в формах эклектики. Архитектор умело сочетал в одном композиционном решении значительную высоту фасада с эффектом протяженности дома по улице. Нарядность фасада была достигнута не только за счет кирпичного декора, но и устройства над главным входом навеса со сложным рисунком чугунных опор и декораций, а также балконов с подобными чугунными деталями парапетов.

Навес был лучшим в городе из всех сохранившихся. Точнее, единственным столь шикарным. Другого такого не оставалось нигде. В этом и состояла главная примета дома, объекта культурного наследия регионального значения. Дом охраняется государством с 1987 года.







И вот несколько дней назад парадная чугунная часть, которую берегли более ста лет, внезапно пропала! Ее демонтировали на части и убрали. Неожиданно для всего города. Вход в областной департамент финансов оголен. Многие представители воронежской общественности забили тревогу в интернете. К их сообщениям добавляются неприятные комментарии читателей.

Сегодня, в понедельник, руководитель Управления по охране объектов культурного наследия Николай Петрищев пояснил, что никакого разрешения на ремонт или реставрацию не выдавалось. Он не знает, что происходит. Когда поступит заявление от общественности, начнется выяснение обстоятельств. Конечно, истина будет найдена.

Вот какая невероятная история: тайно исчезает лучшая часть одного из самых лучших домов-памятников в самом центре города, причем в то время, когда налажен строгий учет всех памятников! А впрочем, почему невероятная? Вполне очевидная...

Верхние черно-белые фотографии сделаны в 1997 году. На них входной навес даже не такой, к какому мы привыкли в последнее время. Не случайно снимок перечеркнут. Дело в том, что впоследствии, в 2002 году уже проводился сложный ремонт этого навеса с переборкой некоторых чугунных деталей и с добавлением нескольких новых деталей. Тогда в центральной розетке появилась цифра "200" (юбилей финансовой системы), на старых декоративных стойках смонтировали светильники и все литые части зачем-то раскрасили краской. На нижнем цветном фото, снятом в апреле 2017 года (тогда неожиданно выпал снег) навес запечатлен в том недавнем виде, каков он был после ремонта 15-летней давности. Исконный облик навеса искажен, но совсем незначительно.


Фото автора


Известной защитнице старых зданий Ольге Рудевой ответили в департаменте, что навес разобрали для реставрации. Но она опубликовала на своей странице в facebook вот такое фото Владимира Кондакова ( https://vk.com/o.rudeva?z=photo169793374_456243750%2Fphotos169793374 ). Снимок, выложенный "в контакте", сделан во время демонтажа фигур, некоторые из них разрезаны на части. Значит, навес собираются заменить на новодельный? И тогда возникает вопрос: может, какие-то из деталей уже заменены новоделами в 2002 году? Сейчас, когда навеса нет, об этом невозможно судить по одним лишь снимкам. И зря кто-то пытается говорить о новоделах, глядя на раскрашенные детали. Раскрашенный чугун не может выглядеть подлинным чугуном. В любом случае 15 лет назад работы были согласованы с органами охраны культурного наследия, ремонт уже тогда называли "реставрацией", и поэтому входная часть закономерно считается предметом охраны.



Как бы то ни было, мне верится, что после стольких выступлений общественности не будет допущено искажение исторического облика памятника. И навес восстановят, из старых ли деталей или новых, но в прежнем виде.

------------------------------------------------------------------------------
Вопрос, очевидно, еще и в том, что на многих памятниках архитектуры подлинные детали - и лепнина, и металлические решетки - "реставрируются" так, что заменяются новоделами, а это значит, что теряются ценные исторические источники, каковыми являются подлинники. И часто новодельные решетки лишь отдаленно напоминают первоначальные: на них сварка вместо клепки или "не та" ковка или другие новшества. Ведущие российские искусствоведы уже давно не считают это научной реставрацией...


------------------------------------------
НОВОСТИ О ДОМЕ ШУКЛИНЫХ:

15 ноября.

Воронежские власти прокомментировали демонтаж старинного навеса с дома начала ХХ века
http://vestivrn.ru/novosti/voronezhskie-vlasti-prokommentirovali-demontazh-starinnogo-navesa-s-doma-hh-veka_2017-11-14_17-50

16 ноября.

«Угроза для жизни». В Воронеже исчезла парадная часть над входом в старинный дом Шуклиных
https://riavrn.ru/news/ugroza-dlya-zhizni-v-voronezhe-ischezla-paradnaya-chast-nad-vkhodom-v-starinnyy-dom-shuklinykh/

20 ноября.
Демонтированный со здания начала ХХ века в Воронеже навес оказался подлинным
http://vestivrn.ru/novosti/demontirovannyiy-so-zdaniya-nachala-hh-veka-v-voronezhe-naves-okazalsya-podlinnyim_2017-11-20_17-30

30 ноября 2018 года.
Прошло больше года, а новостей как раз и нет, как нет на доме и самого навеса...
Аллея поселок Маклок

ВОРОНЕЖСКАЯ НАГОРНАЯ ДУБРАВА В СПЛОШНОМ ДЫМУ, ИЛИ СТРАННАЯ УБОРКА ЛЕСА

Каждые выходные, по субботам и воскресеньям, наблюдаю эту картину. В октябре, а затем 4 и 5, 11 и 12 ноября, Сначала по обе стороны московской трассы, а теперь и вокруг асфальтовой дороги на Рыбачий посёлок.

Первый раз ехал по московской трассе в сторону Рамони и решил, что в Воронежской нагорной дубраве, между между Яром и Староживотинным, пожар. Лес в дыму до самого верха и дым на соседние села стелется, им дышит население. Оказалось, много костров в лесу, прямо среди деревьев. Убирают сухие сучья и ветки часть мусора, это хорошо. Лес давно заждался уборки. Но таким способом - куда это годится? И кем разрешено?

Во второй раз - опять ужасные костры. Они не только у края леса, но и прямо рядом с деревьями, которым будет нанесен безусловный вред от жара. А молодые деревца (на фото около костра) сразу погибнут.




Погода сырая, и пожара не случится. Но ведь разводить костры надо все-таки на полянах, а не прямо под деревьями. около больших и малых стволов. Или вывозить сучья из леса, как это всегда происходило у нас.

Мне пишут, что многие люди, проезжающие по трассе, звонят в службу МЧС. А в последние дни многие с большим беспокойством звонили и в правление Рыбачьего поселка. Люди не понимают также, почему вдоль дороги на Рыбачий оставляли мусор, не трогали и большие упавшие деревья, где вредители остались на зимовку. А мелкие стволы сжигали - приятное занятие и не затратное!


В МЧС людям правильно отвечают, что пожара не будет. Но кто ответит о вреде деревьям без пожара? Я, например, помню, что когда я у себя на даче костер разводил близко к яблоням, даже поздно осенью, когда движения сока в деревьях уже нет, - на следующий год весной ветки засыхали. В лесу это, конечно, будет не столь явно заметно, как на даче, деревьев много и они большие. Мы увидим последствия костров через год или два... по всей дубраве?!

Интересно все-таки, что думают на этот счет лесоохранные и природоохранные организации? И почему молчат ученые-экологи? Так и будут продолжаться до нового года костры около деревьев?
Аллея поселок Маклок

100-ЛЕТИЕ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ СВЕРШИЛОСЬ

Воронежцы отметили его в детском парке «Орлёнок» и в Областном краеведческом музее.


1. В ДЕТСКОМ ПАРКЕ

Фото: Михаил ШТЕЙНБЕРГ, пресс-служба ВГУ

7 ноября 2017 года Воронеж начал отмечать эту дату с того, что провел «Открытый урок истории» в парке «Орлёнок». Урок организовало Управление культуры городской администрации Воронежа во главе с Андреем Харитоновым. Сюда пришли студенты. Прибыли ученики одной из лучших школ Центрального района – 28-й – вместе со своим директором Михаилом Хуторецким. Здесь же выстроился хор Дворца культуры железнодорожников (бывший клуб имени Карла Маркса). Пришли немногочисленные представители прессы. Вот перед такой публикой и выступили воронежские историки, краеведы и общественные деятели.






Открывая Урок, ведущий специалист управления культуры, кандидат исторических наук Николай Комолов буквально в двух-трех предложениях сумел сказать о главной причине революции и ее значении. Расслоение общества. Попытка построить справедливое государство, дающее равные права народу. «А собрались мы здесь потому, что век назад тут был Кадетский плац, и именно здесь проходили массовые митинги. Здесь же позднее хоронили солдат революции, павших в Гражданскую войну».

Далее для начала самого Урока дали слово кандидату исторических наук, доценту ВГТУ (ВГАСУ) Павлу Попову – чтобы он обрисовал, как отозвались события октября 1917 года в нашем Воронеже…
Забегая вперед, сразу скажу, что весьма удивился, когда услышал в вечерней телепередаче, какие слова из моего выступления, а также совершенно не из моего, выбрали для озвучивания новостей. Цитата: «Предрекли новые коммунистические времена – воронежский историк Павел Попов рассказал собравшимся о теории, согласно которой история развивается по спирали. Так что, коммунизм всё еще имеет шансы быть построенным. Может, даже – с человеческим лицом». (http://tv-gubernia.ru/society/k_100letiyu_revolyucii_v_voronezhe_prepodali_urok_istorii/). Я действительно напомнил о спирали, которая смоделирована философами и о которой можно узнать из учебников по философии и естествознанию. Наверное, тем самым я удивил журналистов, которые забыли общественные науки или не сдавали экзаменов для получения кандидатской степени. Однако слов «коммунистические» и «коммунизм» я вообще не произносил… Далее на этой страничке, после нескольких фотокадров, воспроизведен мой реальный рассказ – по записи на диктофоне.

Потом выступил Евгений Барсуков – предводитель воронежского дворянства, он же профессор ВГТУ (ВГАСУ), заведующий кафедрой дизайна. С любовью говорил о дворянах – о сословии, потерянном в революции, о том, что раньше оно было опорой государства, из него вышли многие выдающиеся люди. Заведующая музеем педагогического университета Татьяна Чернобоева поведала об истории Кадетского плаца и находившегося рядом Кадетского корпуса. Кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Воронежского областного краеведческого музея Евгений Назаренко пригласил всех на завтрашнее открытие очень интересной выставки, созданной в музее по случаю юбилея революции.






Дети прочитали такие строки из «Воронежской поэмы» Владимира Кораблинова, которые стали удачной иллюстрацией к событиям в Воронеже 1917 года. С большим воодушевлением пели под открытым небом самодеятельные артисты из «Карлуши». И, наконец, в небо взлетели бело-красные воздушные шарики – в знак того, что общество не должно раскалываться на «белых» и «красных»…




----------------------------------------------------------------------
УРОК РЕВОЛЮЦИИ
(РАССКАЗ ДЛЯ ШКОЛЬНИКОВ И СТУДЕНТОВ)


Павел ПОПОВ,
кандидат исторических наук,
член Союза писателей России


– Здравствуйте, дорогие друзья. Конечно, люди, жившие в советское время, не могли себе представить, что именно так будет отмечаться 100-летие октябрьской революции. Наверное, в советское время сейчас бы весь город обязали выйти на грандиозную всеобщую демонстрацию, и все здания сверху донизу были бы завешаны транспарантами, лозунгами и портретами политических вождей. Вот это для нас первый урок: 100-лет, прошедшие после революции, не выдержали такого идеологического обожествления событий, таких догм.



И все-таки сегодня очень знаменательный день. И вы, лучшие ученики и студенты, должны гордиться тем, что именно вам доверили собраться на сегодняшний Урок. 100-летний юбилей бывает один раз в жизни, в том числе в вашей жизни. Когда-нибудь вы будете вспоминать о нем. Событие действительно важнейшее, революция оказала большое влияние на развитие не только всей нашей страны, но и всего мира. Сначала мир был очень напуган. Вспомним, что революционные события не ограничились 1917 годом, за ними последовала Гражданская война, разделившая страну на два лагеря и залившая кровью всю Россию. Капиталистический мир стал улучшать условия труда рабочих во многих странах, сокращать рабочий день, давать населению другие социальные гарантии. Очень боялись, что огонь войны может охватить весь мир…

А что же произошло в Воронеже? В Воронеж с некоторым опозданием пришла весть о том, что в столице, в Петрограде, 25 октября (7 ноября по новому стилю) силами восставших, революционными военными частями, был взят Зимний дворец и власть перешла от Временного правительства к большевикам. Телеграф задержал новость. Тем не менее, Воронеж, особенно его зажиточная часть населения, была напугана. Ведь вооруженные массы солдат не только выражали и защищали интересы народа. В солдатских массах были люди с разными моральными устоями, проще говоря, плохие и хорошие люди. В Воронеж еще до 25 октября стали поступать известия о том, что в некоторых наших уездных городах солдаты стоявших там полков разоружали свое офицерское начальство, устраивали погромы близлежащих помещичьих имений, грабили квартиры богатых горожан.

Через два дня после революции, 27 октября, начальник воронежского гарнизона полковник Вознесенский созвал в кинотеатре «Ампир» (ныне «Спартак») собрание, вызванное «переживаемыми тревожными днями и особо тяжелым положением офицеров» (цитата из газеты «Воронежский телеграф». 28 октября по Воронежу наконец-то разлетелась весть о революции, и городская дума созвала экстренное заседание. Итогом испуга стало решение создать «Комитет безопасности» с участием Совета рабочих, солдатских и крестьянских депутатов – вспомним, первого демократического органа местного самоуправления, состав которого избрали при Временном правительстве.

Но был такой рыцарь революции – большевик Алексей Моисеев, который решил поднять и в Воронеже вооруженное восстание – вопреки даже мнению большинства членов губернского большевистского комитета. Он использовал собрание воинственно настроенных сил, собравшихся в том же «Ампире» 29 октября. Он поднял на восстание 5-й пулеметный полк, расквартированный в Чижовских казармах.

Утром 30 октября, через пять дней после главных петроградских событий, в «Ампире» собрались было во второй раз офицеры, чтобы создать свою дружину безопасности. Но тут командиру 5-го полка полковнику Языкову доложили, что солдаты его полка уже выдвинулись из казарм и идут к штабу бригады, к тому месту, где сейчас начало улицы Кирова. Языков отдал команду срочно двигаться к штабу. И вот возле штаба раздалась пулеметная очередь. Стреляли по штабу, по офицерам. Языкова ранили в ногу.


Штурм штаба 8-й бригады в Воронеже. Акварель Н.А. Юргенсон. Воронежский областной краеведческий музей

Далее свидетельства очевидцев расходятся. По одной версии, солдат ударил уже раненого Языкова прикладом по голове, по другой – вонзил в него штык. Так погиб не просто командир полка, а известный воронежский краевед-археолог… Были ранены и другие офицеры, кареты «скорой помощи» стали отвозить их в полк. В итоге власть не только в столице, но и в Воронеже сменилась. В Воронеже она перешла к Временному революционному комитету в составе трех большевиков и двух эсеров.

Вот как описывала события того дня газета «Воронежский телеграф»: «Тревожное настроение передавалось служащим различным учреждений… выстрелы, слабо доносившиеся с улицы, вселяли в присутствовавших панический страх. Никто ничего не знал, все метались из угла в угол…». Конечно, здесь есть некоторое преувеличение. Тем не менее, большинство воронежцев до позднего вечера боялись выйти из дома, ибо слышали перестрелку на улицах. Газета особо отметила, что электротеатры и рестораны закрыты – богатая публика осталась без развлечений…

Нам с вами повезло. Вы живете в относительно спокойное, мирное, время, когда государство создает благоприятные условия. Я уверен, что и вы испугаетесь, если вдруг услышите однажды перестрелку на улицах Воронежа. Дай Бог, чтобы этого никогда не случилось. В этом, очевидно, и есть главный урок революции: никогда не допускать кровопролития.


Революционный митинг в Воронеже около памятника Никитину. 1 мая 1917 г. Фото из Воронежского областного краеведческого музея

Порой по телевидению нам показывают фильмы, в которых революция представлена будто бы случайностью. Будто ее организовала лишь группа революционеров, да спасибо, что помогли иностранные деньги. Это, конечно, не так. Не будь Ленина или Троцкого, во главе революции стал кто-нибудь другой, она все равно произошла бы. Урок революции: бороться надо не с революционерами, а с причинами, которые порождают революцию. А причина была в бедственном положении большой части народа и вообще страны. Рабочие в дореволюционное время теряли свое последнее здоровье, надрываясь на тяжелых работах на заводах и фабриках; работали не 8 часов, как сейчас, а вдвое больше. Первая мировая война довела страну до отчаяния, подорвала всю ее экономику. В частности, в Воронеже было парализовано всё городское хозяйство. Началась выдача продуктов населению по карточкам. Это на селе было спокойнее, крестьяне были ближе к еде, желали, чтобы им дали больше земли, чтобы не мешали растить большие урожаи и выгодно продавать продукты. Там были более консервативные настроения. А в городе революционные настроения были очень сильны еще с Февральской революции. Когда при Временном правительстве проходили выборы в Воронежскую городскую думу, заметное большинство в ней получили уже не купцы или дворяне, а представители социалистических партий. Это, конечно, не случайно.

Буржуазное Временное правительство не смогло остановить всё нараставшую потрясающую анархию. В Воронеже не могло нормально работать ни одно учреждение. По существу, Октябрьская революция стала продолжением Февральской революции.

Философы предрекают нам развитие общества по спирали, то есть основные социальные формации – и капитализм, и более высокая формация – социализм – должны повторяться в некоем будущем, пусть очень далеком, и уже на более высоких стадиях развития человеческого общества, очевидно, с более человеческим лицом. Вот в этом и есть главный урок: они должны повторяться без революционного кровопролития; без перестрелок, перераставших в гражданские войны и заливавшие кровью пол-страны!
-------------------------------------------------------------------------------------------------



2. В КРАЕВЕДЧЕСКОМ МУЗЕЕ


Фото АВТОРА

В краеведческом музее – небольшая, но очень тщательно подготовленная выставка «Красный архив». Ее создавали долго, вдумчиво. Куратор выставки, старший научный сотрудник Евгений Назаренко проштудировал все архивные дела музея, в которых собраны материалы по 1917 году, в особенности воспоминания очевидцев. По существу, он заново изучил и осмыслил их. Представлены наиболее интересные отрывки воспоминаний, причем подача различных мнений – нейтральна, в духе сегодняшнего подхода к этой теме. Мол, решайте сами, посетители музея, каково ваше отношение к революции.

В экспозиции видим и подлинники рукописей, и специально выбранные и отпечатанные цитаты. Подлинные плакаты, листовки, фотографии. Есть повязка члена исполкома Воронежского совета, есть даже настольные часы председателя Воронежской ГубЧК Хинценбергу.





Конечно, подготовка выставки, отражающей один из самых переломных моментов в истории Воронежа, требует достаточных исторических знаний и особого исторического такта. Она требует гораздого большего умения, нежели создание экспозиций, в которых главный акцент делается на красивую расстановку предметов, на оформление зала. Однко и оформление новой революционной экспозиции вполне привлекает внимание своей нестандартностью. Главный хранитель фондов музея Светлана Толкачева призналась, что это она подбирала в качестве фона выставки красные силуэты со штыками и обои из красных кирпичей. Они смотрятся динамично, бросаются в глаза. А заместитель директора по научной работе Александр Кулешов собственноручно принимал участие в восстановлении диорамы, изображающей крейсер «Аврора». И пусть «Аврора» уже давно не «стреляет», как 30 лет назад (когда заново открывали музей). Но теперь дети при взгляде на крейсер на вопрос, что это за корабль, наверное, должны реже отвечать: «Это «Титаник»… (Шутка.)

Конечно, выставка открывалась безо всякой помпы. Помпы и не ждали. Но в ожиданиях делового обсуждения экспозиции не обманулись. Александр Кулешов сообщил, как музей старался передать собирательный и образ событий 1917 года, вещественно сохраненных в музее без субъективных искажений.

Кратко выступили представители компартии. Понятно, что нынче это их великий праздник. Андрей Рогатнев, руководитель фракции КПРФ в областной думе и заместитель председателя комиссии по культуре и культурному наследию, выразил благодарность краеведческому музею за ту научную скрупулезность, с которой создавалась выставка. Поразмышлял о том, что революция была неизбежной и произошла если бы не 7 ноября, то все равно в один из дней конца 1917 года. Зав. отделом пропаганды и агитации обкома КПРФ подарил музею новую литературу.

Меня тоже попросили оценить экспозицию. Я обратил внимание на тот дух событий 1917 года, который сегодня, наверное, нигде так не прочувствовать, как в этих стенах. Строго идеологизированные книги – не дают духа. В государственном архиве нет такого собрания подлинных предметов. А для молодых людей из колледжей, которых привели в музей, всё вообще в первый раз. Вот, кстати, и плакат, который много лет назад предрекал: «Верю, сотую встретим годовщину». Верили не зря, да не угадали, как встретят… Или ценный рисунок художника Юргенсона, изображающий стычку солдат и офицеров на улице 2-й Острогожской (Кирова). Нет никаких подлинных снимков, запечатлевших бы это эпохальное и трагическое событие. Рисунок не может быть абсолютно достоверным источником. Но он создан при тех старожилах Воронежа, которые еще знали прежний облик улицы, ее домиков. Или подлинное фото Алексея Моисеева, борца за народное счастье, кинувшегося в революцию с горячей головой, но холодным сердцем: более качественного снимка нигде больше не найти. А чего стоит песнь боевой рабочей дружины:

Ходим часто мы в облавы, ловим грозных всех воров
И на мушки их сажаем без пощады, как коров.
Мы не спим все дни и ночи, отдых маленький у нас.
Мне рассказывать нет мочи, подошел к отправке час…


Евгений Назаренко повел первую экскурсию и много внимания уделил этой дружине, в образе которой, может, и есть вся суть происходившего. Много поучительного. По одним воспоминаниям, предводитель дружины Михаил Чернышов – хладнокровный убийца, но по другим – человек, вынужденно защищался в связи с облавой на него. Кто бы они ни были – герои или антигерои, нет большего заблуждения, чем такое: дескать, они нам уже не нужны, их следует забыть. Вот с такими суждениями нам революция опять сможет ударить по безразличной голове когда-нибудь лет через 100 или 300!





Кстати, есть в этой трагедии и много комического. Так, в рассказе экскурсовода рабочая дружина предстает защитницей продукции Казенного винного склада и винно-водочных запасов магазинов. Вдруг в городе случились бы массовый разбой с попойкой и с нападением на дружину? И вот дружина, сопровождая бутылки с хорошим красным вином по центральной улице, вынуждена снимать их с повозки разбивать одну за другой, чтобы не достались никому…

Это тоже хорошо. Мы учимся воспринимать события 100-летней давности спокойно, с улыбкой, а не только с пионерским салютом или с проклятиями излишне злых взрослых политиков.








---------------------------------------------------------------------------
---------------------------------------------------------------------------
---------------------------------------------------------------------------




Мнение о событиях в России знаменитого английского фантаста ГЕРБЕРТА УЭЛЛСА, автора нашумевшего романа "Машина времени". Он лично посещал нашу страну в 1914 и 1920 годах, дабы понять, что там происходит:

"Основное наше впечатление от положения в России — это картина колоссального непоправимого краха... История не знала еще такой грандиозной катастрофы... Насквозь прогнившая Российская империя — часть старого цивилизованного мира, существовавшая до 1914 года, — не вынесла того напряжения, которого требовал ее агрессивный империализм; она пала, и ее больше нет... Крестьянство, бывшее основанием прежней государственной пирамиды, осталось на своей земле и живет почти так же, как оно жило всегда. Все остальное развалилось или разваливается. Среди этой необъятной разрухи руководство взяло на себя правительство, выдвинутое чрезвычайными обстоятельствами и опирающееся на дисциплинированную партию, насчитывающую примерно 150.000 сторонников, — партию коммунистов... Ценой многочисленных расстрелов оно подавило бандитизм, установило некоторый порядок и безопасность в измученных городах и ввело жесткую систему распределения продуктов... Я сразу же должен сказать, что это — единственное правительство, возможное в России в настоящее время. Оно воплощает в себе единственную идею, оставшуюся в России, единственное, что ее сплачивает".
(ИЗ КНИГИ "РОССИЯ ВО МГЛЕ")
Аллея поселок Маклок

ВОРОНЕЖСКАЯ НАГОРНАЯ ДУБРАВА ВНОВЬ В ОПАСНОСТИ

ТАК ЛИ НЕОБХОДИМА ЗДЕСЬ НОВАЯ АВТОСТРАДА? СТРОИТЕЛЬСТВО ВЫЗОВЕТ ГИБЕЛЬ САМОГО УНИКАЛЬНОГО ЛЕСА И МОЖЕТ ПРИВЕСТИ К МАСШТАБНОЙ ГОРОДСКОЙ ЭКОЛОГИЧЕСКОЙ КАТАСТРОФЕ
Павел ПОПОВ,
кандидат исторических наук,
член Союза писателей России

(Начало. Продолжение см. на следующей странице журнала:
ВОРОНЕЖСКАЯ НАГОРНАЯ ДУБРАВА ВНОВЬ В ОПАСНОСТИ-2
https://pavel-popov2016.livejournal.com/3711.html)


Вначале – спасибо "Большой Воронежской Экологической тропе" и всем неравнодушным людям, распространивших в сетях сюжет из телевизионных новостей. И спасибо телевидению:
------------------------------------------------------------------------------ .
Большая Воронежская Экологическая тропа
вчера в 20:45
Что же останется от Нагорной дубравы в скором времени? Планируемое строительство дороги, с одной стороны, и невключение Нагорной дубравы в состав Зелёного пояса ( за исключением территории "Олимпика"), с другой!
Для строительства дороги через Нагорную дубраву в Воронеже придётся вырубить 2 км леса

http://vestivrn.ru/video/news/dlya-stroitelstva-dorogi-cherez-nagornuyu-dubravu-v-voronezhe-pridtsya-vyirubit-2-km-lesa_2017-10-17_22-25.mp4

---------------------------------------------------------------------------------


Итак, вновь реанимирована эта ужаснейшая идея – провести автодорогу через Воронежскую нагорную дубраву (Русский лес) и новые Отрожские мосты. Настоящий ужас – вовсе не в вырубке конкретного количества дубов или лиственниц на конкретной длине леса. Идея влечет убийственные последствия, о которых, может, даже и не ведают чиновники, которые, как можно предположить, очень далеки от понимания природы, а значит, от многих насущных потребностей города.

Во-первых, эта дорога означает уничтожение лучшей, наиболее уникальной части дубравы, которая не случайно раньше всех получила статус охраняемого памятника природы (с 1998 года, «Старовозрастные участки Воронежской нагорной дубравы»). За эти прошедшие два десятилетия «участки» уже понесли огромные потери. Одни могучие дубы засохли сами. Другие уничтожены во время прорубания больших «тоннелей» возле ЛЭП и по трассе нового водовода, по поводу чего уже не раз сожалела общественность (а противозаконную рубку вдоль ЛЭП констатировали природоохранные органы). Даже общая территория памятника почему-то сократилась более чем на 10 га (по официальным данным, первоначальная площадь – 84 га, нынешняя – 71,5 га).

Конечно, дальше к северу, до Староживотинного и Рамони, остается еще немало уникальных уголков дубравы. Но все-таки около Воронежа давно были самые примечательные рощи 100–250-летних дубов. Многие десятилетия их сберегали потому, что они рядом с городом. А еще здесь, возле опушек и других открытых солнцу участков, собственно дубы росли лучше, чем в темной чаще. Во многих других местах теперь более заметны клены и другие «черные» деревья дубравы, есть и вкрапления искусственных посадок сосен. Вот и в телесюжете нам показали клены и сосны, а дубов почему-то не видно (впрочем, спасибо создателям сюжета за любовь ко всем участкам леса).


На фотографиях вы видите участки дубравы, которые совсем исчезнут с лица земли в случае прокладки новой автотрассы:




Во-вторых, это будет уничтожение любимой и самой ближней зоны отдыха очень многих горожан – между городскими кварталами и санаторием имени Горького. Здесь зимой издавна катались на лыжах, начиная путь у базы «Буревестник» и спускаясь в воспетую биологами и географами балку Ржавец. Здесь весной ходят на встречу с подснежниками, а летом тут пролегает дорога к популярному пляжу по соседству с санаторием имени Горького. Здесь гуляют целыми семьями, много матерей с колясками.

В-третьих, дорога пройдет в непосредственной близости от санатория имени Горького – лечебницы федерального значения, которая как раз благодаря лесу славится своим целебным воздухом, подходящим для излечения от сердечно-сосудистых заболеваний. Сейчас пациенты санатория дышат кислородом, гуляя по специально проложенным лесным тропам, в том числе и непосредственно на месте задуманной трассы. Чем они будут дышать впоследствии? Уже сейчас, после большой рубки деревьев по линии ЛЭП, в санаторий стал проникать шум машин с улицы Ломоносова. Можно представить, что будет после прокладки убийственной крупной трассы. Она повлечет вырубку очень широкого «коридора» – собственно, не только для прокладки асфальтовых полос, но и по краям от полотна, в чем можно убедиться на примере недавнего расширения трассы М-4 «Дон». А учитывая пересеченный рельеф местности, придется строить эстакады, сложные развязки и т.д. Будут сложности и с ЛЭП: автодорога должна или пересекать ее, или как-то идти в обход по лесу. Кстати, в случае реализации губительной идеи вход на Большую экологическую тропу также будет перегорожен автодорогой. Получается, в лучшем случае можно будет пройти где-то под эстакадой, наподобие того, как сейчас мы входим в Центральный парк «Динамо» (где в свое время также вырубили 150-летние дубы, описанные во многих книгах).

Погибнет огромная, глубокая балка Ржавец ( в древности - знаменитый Казарский лог) с остатками родников и ручьев, - балка, которая уже сама по себе - редкий памятник природы. А ведь еще в 1980-е годы ученые описывали здесь логовища кабанов и оленей! (Ниже см. сканированную статью Ф. Милькова.) Трудно поверить в недавнее сказочное прошлое и в скорое кошмарное будущее. Новая трасса должна пройти где-то по верхнему склону Ржавца или по его бровке. А внизу лог напрямую выходит к санаторию имени Горького. Значит, туда же пойдут шумы и "автомобильный" воздух?


В точности на месте этого маршрута, вдоль улицы Ломоносова задумана автострада. Вместо тихого леса здесь будет транспортный ад.


На переднем плане - 200-летний дуб-великан, который уже совсем засох. Дерево правее - еще живое. Позади видны многоэтажки улицы Ломоносова

В-четвертых, уничтожение главного символа Воронежа, каким, по моему убеждению, должен считаться наш древний дубовый лес. По последним научным исследованиям, причина слова «Воронеж» – именно в этом «вороном», то есть черном, темном лесу. Громадная территория, первоначально покрытая черными стволами и ветвями деревьев, поражала наших предков, первых славян, пришедших сюда в VIII и IX веках. Древние славяне обосновались здесь, поставили свои «грады» и поселки благодаря могуществу и защитной силе того же самого леса. Кстати, непосредственно на месте нарисованной на бумаге трассы пока не выявлены археологические памятники, но это не значит, что их там нет. По закону как раз придется проводить археологические исследования, требующие дополнительных финансовых вложений и длительных затрат человеческих сил. Возле побережья водохранилища могут вскрыться и более древние, дославянские памятники бронзового века и железного века, какие тоже отыскиваются в низовьях реки Воронеж повсеместно.

Подробнее об истории дубравы (реконструируемое название: «Русский лес») и об экологических проблемах можно прочитать в этой книге. Книгу можно бесплатно скачать:

https://cloud.mail.ru/public/Efs2/HuQWbgaWw

Наконец, вне зависимости от зон отдыха, это в целом большой удар по самой уникальной в Центральном Черноземье дубраве. Нигде более в нашем Черноземье не сохранилось такого природного и исторического комплекса: далеко растянувшаяся (примерно на 22 км) дубрава растет на одном месте уже более четырех тысяч лет и хранит под своей сенью уникальные городища и другие памятники археологии и градостроительства. Понятно, что вблизи трасс и эстакад лес будет хиреть целыми кварталами. Напомню, что с 2013 года вся основная часть дубравы – это особо охраняемая природная территория, государственный природный заказник «Воронежская нагорная дубрава», создание которого скреплено исторической подписью губернатора А.В. Гордеева. А по большому счету, это памятник мирового значения (когда-нибудь его признают и таким), учитывая и аутентичную природу (какой осталось мало по соседству с крупными городами Европы), и размеры древнеславянского градостроительного комплекса (больше, чем в древнем дохристианском Киеве). Только можем прославиться и уничтожением европейского достояния.



Теперь – о насущной транспортной проблеме. Думаю, что утверждения по поводу отсутствия альтернативы следует поставить под большое сомнение.

Во-первых, некорректны доводы о том, что северу от Воронежа нет окружной дороги. Такая дорога давным-давно есть – всем известная часть нынешней федеральной трассы М-4 «Дон». В советское время она заблаговременно, дальновидно проложена как раз через эту дубраву, но подальше от края городской застройки и так, чтобы нанести лесу наименьший урон, уберечь основную часть дубравы. Другое дело, что эта окружная далеко от автодороги на улице Антонова-Овсеенко, от выхода улицы на Московский проспект. Значит, если от развязки Антонова-Овсеенко – Московский проспект пробивается новая трасса в сторону улицы Ломоносова, речь должна идти уже о внутригородской окружной дороге.

Во-вторых, поиска альтернатив не видно. В последние десятилетия недавние горе-градостроители застроили жильем те поля рядом с дубравой, которые, по замыслу советских проектировщиков, как раз должны были отойти под логическое продолжение трассы от развязки Антонова-Овсеенко – Московский проспект. Теперь здесь и многоэтажные дома улицы Ломоносова (они продолжают расти), и коттеджный поселок «Лесная поляна». Можно было построить несколько дорог на пустом месте. А ныне для дороги оставлена лесная зона! Будущие поколения воронежцев с полным основанием будут говорить об экологическом преступлении. Значит, на ошибках надо учиться. Видимо, после грядущего строительства новой развязки уже не уйти от того, чтобы не задеть самый край дубравы. Но где же попытки устроить дальнейшую дорогу на месте вырубаемых фруктовых садов в районе улицы Ломоносова или застраиваемых полей возле Центрального парка? Увы, сады и поля застраиваются. Конечно, если продолжать отводить участки под застройку и не искать альтернативы, она не появится.

В-третьих, проект строительства (в духе генплана города 2008 года) нового моста через водохранилище там, где проходят железнодорожные Отрожские мосты, а также грандиозной трассы от моста через дубравы (а в другую сторону – не менее грандиозной трассы где-то на месте малоэтажных кварталов Отрожки?) может претендовать на «проект века», с громадными затратами государственных средств. Конечно, каким-либо строителям-автодорожникам выгодно заполучить такой масштабный проект. Но разумен ли такой подход с государственной точки зрения? Я часто езжу по улице Ломоносова, и, на мой взгляд, пока она вполне справляется с потоками транспорта – после той разумной реконструкции, которая была недавно предпринята при участии избиравшегося мэра А.В. Гусева. Часто пробка скапливается возле Берёзовой рощи, а вдоль дубравы как раз проезд свободный. Так почему бы и дальше не действовать в разумных пределах? Почему не направить средства, скажем, на выкуп и снос малоэтажной застройки в районе Ломоносова, на расширение улицы, на перенос столбов и тротуаров? Даже охраняемыми искусственными парками СХИ и ЛТИ (называю их по-старому) можно было бы частично пожертвовать в угоду бесценной природной дубраве. Я не утверждаю, что именно так должно быть. Нужно общественное обсуждение всех возможных вариантов (привлекательных и непривлекательных) с привлечением различных ученых и в первую очередь, конечно, экологов.

И вот еще какое коварство: сначала планируется прокладка дороги в дубраве и только в следующую очередь - строительство моста! Вырубят заповедный лес на всю ширину, до мостов, вместо того, чтобы задеть его по краю и вывести дорогу на существующий излом улицы Ломоносова, - а потом выяснится, что план сооружения нового супермоста окажется утопическим...


Иллюстрация с сайта vestivrn.ru

В-четвертых, разве не приоритетны затраты для разрешения самых вопиющих транспортных проблем внутри Воронежа, а именно – для ликвидации давно опостылевших пробок, какие случаются, в частности, на Московском проспекте в районе виадука у Заставы или возле виадука «проспект Революции – улица Ленина»? И причина пробок вполне очевидна: нет таких транспортных дублеров, которые прошли бы через дополнительные виадуки над линией железной дороги. Очень вовремя власти обеспокоились реконструкцией улицы Солнечной как дублера. Но улица тупиковая, упирается в проспект Труда, не имеет необходимого выхода над железной дорогой. Так где же попытки решить эту проблему? Может, нам направить первоочередные средства не на грандиозный проект убийства природы, а на проекты расширения существующих виадуков или строительства новых?



Такие дубы, из числа особо охраняемых, будут уничтожены в случае прокладки новой окружной автотрассы. Снимки были опубликованы «В Контакте» сообществом «Вантит» в 2013 году. Тогда дубы удалось отстоять... А теперь?


В 2011 году разгорелся скандал по поводу вырубки дубов вдоль ЛЭП на территории "Старовозрастных участков дубравы". Тревогу забили общественное движение "Вантит" и областное Управление по экологии и природопользованию. Местами удалось сохранить дубы, назначенные под вырубку. Их не уничтожили, а обрезали, и теперь эти инвалиды засыхают постепенно.


Балка Ржавец (в древности Казарский лог). Название - от ручья "ржавого цвета". Лог пересох во многом из-за того, что над ним теперь не поля и лесополосы, а многоэтажная застройка. Вдали виден один из домов улицы Ломоносова. В случае строительства автотрассы этот вид кардинально изменится. Наверху горы будет не лес, а именно крупная трасса около города, и за ней - уже не прикрытые деревьями каменные джунгли




"Балка Ржавец". Статья видного воронежского и российского ученого-географа, автора учебников по исторической географии СССР Ф.Н. Милькова. Газета "Коммуна", 17 декабря 1985 г.
Счастливый ученый: немного не дожил до того времени, когда вместо заповедной экологической тропы предлагается крупная автотрасса! И как деградировали за какие-то 30 лет природоохранные приоритеты городских властей!




В-пятых, не случайно до сих пор нет никакой конкретной схемы: как может пойти трасса дороги. Чиновники ссылаются на то, что конкретику будут разрабатывать в проекте. А теперь представьте, с какими великими трудностями столкнутся проектировщики. Как раз в этом месте - ЛЭП с ее охраняемой зоной. Рядом - глубочайший овраг. Шаг вправо - санаторий, шаг влево - детская больница, в третью сторону - территория водозаборов, в четвертую - гора и так далее. Это вам не просто заросли леса. Кошмарнее задачи и не придумать для проектировщиков!

…В любом случае не лучший способ – замыслить дорогу там, где ее проще всего начертить на карте на месте уникальнейшего заповедного леса. Хотим быстрее ездить сегодня – вырубаем очередную полосу леса. Завтра вырубаем еще одну, послезавтра следующую… И так – пока не уничтожим весь лес до Рамони?

Страшно, что изменилось само отношение к лесу, к деревьям. В советское время лелеяли каждый дуб и каждую сосну и из-за них изгибали дороги. Теперь рубят деревья налево и направо. Нам рекламируют якобы прекрасные многоэтажные микрорайоны возле леса и рисуют радужную жизнь с гуляньями в лесу, а мы часто не осознаём, что гулянья могут закончиться уже при жизни нынешнего поколения - они детям не достанутся, так как лес, прижатый микрорайоном или дорогой, вымрет. Будущие поколения останутся без кислорода и без родниковой воды, хранимой лесами. Человек зарвался в погоне за деньгами и комфортом и совсем перестал понимать, что не человек главнее природы, а природа главнее человека, что она накажет его очень скоро!.. Впрочем, понимают это очень многие воронежцы. И у меня всё-таки остаётся большая надежда, что они победят человека зарвавшегося. Даже в наше время. Или хотя бы придержат его за руки, пока не настанет другое время.

Ведь это, по большому счету, не вопрос о вырубке двух километров леса. Это вопрос о безопасности жизни горожан, который будет связан с нехваткой кислорода и отсутствием мест для оздоровительного отдыха.


И еще одно замечание. Спасибо и газете «Моё». Она одной из первых написала про новый проект окружной магистрали. Она озвучила также и инициативу одной из общественных организаций по поводу южных развязок. Предлагается построить Южный мост на 2,5 км южнее, чем в генплане Воронежа. Опубликовано недоумение: почему предусмотрено «строительство Южного моста в одном из самых глубоких и широких мест водохранилища»? (См.: http://www.moe-online.ru/news/view/371158.html). Да потому, что южнее – самая широкая и ценная часть еще одной дубравы – Шиловского леса! Там же самый высокий и красивый мыс. А генплан предусматривает вырубку там, где участок леса самый узкий. Очень кстати будет сказать, что Шиловская дубрава почему-то совершенно обделена вниманием, а ведь давно заслуживает, как и северный лес, статуса особо охраняемой природной территории…



Шиловская дубрава летом и весной
-----------------------------------------------------

ДОПОЛНЕНИЕ, 28.10. 2017.
Спасибо "Аргументам и фактам"за публикацию 24 октября, которая состоялась после этих моих заметок. Спасибо автору публикации Наталье Сычевой и сопредседателю регионального отделения общественного движения «Город и транспорт» Юрию Новикову.

«Зачем связывать Северный район и частный сектор в Отрожке, понять сложно, а именно это по плану и должно произойти в итоге, - удивляется сопредседатель регионального отделения общественного движения «Город и транспорт» Юрий Новиков. - Ведь проблемы попасть из Отрожки в Северный район нет. Там есть прекрасная дорога – М4 «Дон», построенная за федеральные деньги, и прокладывать ещё одну не нужно, тем более путём уничтожения самых ценных рекреационных зон Воронежа. Фактически эта дорога поставит под вопрос экологическую чистоту всей дубравы и района санатория имени Горького".
См.: http://www.chr.aif.ru/society/menyaem_les_na_dorogu_voronezh_lishat_nagornoy_dubravy_iz-za_novoy_kad?utm_source=rnews
Аллея поселок Маклок

РЫБАЧИЙ ПОСЁЛОК. ОТКРЫТИЕ «МУЗЕЯ РЫБАКА»



Павел ПОПОВ,
кандидат исторических наук, член Союза писателей России, член Народного фотоклуба "Экспресс"


Современное фото автора





Своё 85-летие отметил Рыбачий поселок – любимейший многими поколениями уголок под Воронежем, «райское место», как его называют. Праздник состоялся 5 августа 2017 года.
В поселке открылся Центр досуга с единственным в Воронежской области Музеем рыбака, с библиотекой и детским уголком. Дети дали представление. Демонстрировались фильмы о Рыбачьем.
Праздник начался с презентации жителям посёлка книги «Воронеж: древнее слово и древние города». Ведь новая гипотеза связывает слово «Воронеж» именно с той местностью (чёрный лес, крупнейшее городище), где находится Рыбачий.


Поселок уже оказался в черте города, он даже относится к Центральному району, хотя до сих пор прячется в глубине уникального леса, на правом берегу водохранилища, выше санатория имени Горького. В водоохранной зоне и на территории памятника природы – Воронежской нагорной дубравы – запрещено капитальное строительство и не разрешена приватизация земли. Да и нет их, привычных «огородных» соток, возле домиков. Зато есть большее богатство для его настоящих ценителей: чистейший воздух, замечательный лес, прозрачные родники и «река-водохранилище», прекрасные виды на водную гладь, на острова и прибрежные лесные холмы. И, разумеется, лодки и, конечно, рыба.

Все обитатели поселка отмечают особенную энергетику этого места. Постоянно обитающие живут более 80 и 90 лет.

При создании музея выяснилось, что историю этого прекрасного лесного и речного уголка можно отсчитывать по крайней мере с 26 сентября 1892 года. Как значится в обнаруженной «купчей крепости», в этот день поселившийся в Воронеже старооскольский мещанин Семен Лукьянович Немчинов приобрел у коллежского регистратора Григория Ивановича Яхонтова участок возле края городского леса – за тысячу рублей. Тогда здесь стояли, «по заявлению сторон, вновь выстроенные: деревянный на каменном полуподвале дом, каменная оранжерея, деревянная с [под]ъездным сараем, конюшня, крытые железом». Вскоре Немчинов расширил участок от 1 десятины 200 саженей до 3 десятин. Заложил на берегу реки яблоневый и грушевый сады и питомник черной смородины, устроил два пруда. Огородил усадьбу колючей проволокой и кустами акации: чтобы не заходили чужие коровы и дикие лесные звери – волки, лисы, зайцы, барсуки. «Купчую» сохранила внучка предпринимателя Людмила Николаевна Немчинова, она же написала воспоминания, из которых мы узнаём все эти подробности. Теперь фотокопии купчей и других документов, а также снимков из семейного альбома Немчиновых сберегает старожил посёлка, местный летописец и фотохудожник Валерий Зиновьевич Концевой. Много лет он подавал идеи об организации музея и готовил материалы для стендов.

С.Л. Немчинов построил и новый красивый деревянный дачный дом на замену старого. Но он сгорел. Пришлось выстроить ныне сохранившийся, третий по счету дом – большой, опять деревянный, но на кирпичном цоколе, без больших архитектурных затей, однако с броскими наличниками, украшенными деревянной резьбой. А в сезон 1932 года сын Семёна Лукьяновича (отец Людмилы Николаевны) Николай Немчинов почти безвозмездно предоставил часть своего нового большого дома и 3 десятины земли под базу «Секции рыболовов-удильщиков Общества пролетарского туризма и экскурсий». Общество взяло на себя только оплату арендной платы за землю. Таким образом, в нынешнем году Рыбачий отмечает юбилей – 85 лет!




Снимки из альбома Людмилы Немчиновой - теперь музейные экспонаты. Николай Немчинов и его семья.


Людмила Немчинова пишет, что дед "оформлял дела по купле-продаже земель, усадеб, домов, лесов", не называя точно его профессию. Однако воронежским краеведам, работающим в архиве с купчими, хорошо знакомо имя нотариуса Никанора Ивановича Немчинова. Тот жил в Острогожске, потом открыл крупную контору в Воронеже: только в 1897 году в ней было совершено 111 актов на сумму более 257 тыс. руб. Вряд ли случайное совпадение фамилий. Может быть, Семён Лукьянович помогал своему родственнику Никанору Ивановичу? Это еще предстоит выяснить.

Со временем база превращалась в дачный поселок, в своеобразное воронежское Переделкино, только дачи были «будками» – маленькими рыбацкими домиками, а строить их разрешали не писателям, но многим представителям местной интеллигенции: вузовским ученым, заводскому, медицинскому и прочему начальству.

Музейные фотографии создают впечатление, что облик и жизнь поселка были особенно интересными до создания водохранилища. На красивом берегу видим главную пристань и беседку, где рыбаки пели песни; старинные сады (яблони, груши, смородина); легендарные дубы и вязы в несколько обхватов. Счастливые лица участников состязаний по рыбной ловле. Впрочем, такие соревнования проводятся и по сей день.

Наверное, мечта об организации музея так и осталась бы мечтой, если недавно не избрали бы председателем рыбачьего кооператива Людмилу Чернякину – тоже родственницу Немчиновых. Именно Людмила Вячеславовна и ее помощники своими руками отремонтировали для Центра досуга и музея заброшенный гостиничный домик. Председатель провела и первую экскурсию в музее.

– Я действительно сразу стала одержимой этой идеей, – рассказывает она. – Очень хотелось передать нашим детям и внукам историю в вещах. На собраниях был брошен клич: собирать все любопытные предметы, оставленные в домиках отцами и дедами. Многое начал приносить Владимир Митрофанович Корчагин: «древнюю» сеть и другие рыболовные снасти, старые лампы (есть керосиновые и «летучая мышь»), фляжки. Алексей Хлусов подарил радиоприемник, корыто и прочую домашнюю послевоенную утварь.


Первая экскурсия в музее началась! Людмила Чернякина демонстрирует старый план Рыбачьего, керогаз и прочие уникальности





Валерий Концевой: «Жили-были Немчиновы… А мы создали музей!»




Рыбаченская собака Найда охраняет порядок во время многих событий и мероприятий. Теперь она окончательно попала в историю

Невелик и относительно прост музей, но весьма ценен тем, что в нем все подлинное – от лодочного мотора «Чайка» до чайников и пузыречков 1910–1970-х годов. И почти возле каждого экспоната – этикетка: не только название предмета, но и кто его подарил и из какого домика. Скажем, кресло какого-то бывшего высокопоставленного рыбака нашел при строительстве нового дома Денис Близняков. А рыбацкий плащ – из семьи Виктора Яковлевича Щербашина. Теперь на кресло наброшены плащ и сеть, а рядом поставлен котелок для ухи из семьи Веретенниковых – так получился «уголок старого рыбака».

Рядом видим катушки, блесны, чемодан под снасти для подводного лова и целое собрание рыбацкой литературы – дар Валерия Концевого. Разумеется, по соседству есть и пескарницы, и малярницы, и вентиль с кубарем.


Детвора у кресла старого рыбака








Ия Борисовна Борисова отдала военную гимнастерку (со следами неотмывшейся крови) своего деда Николая Петровича Никитина. Тот в послевоенное время все свои годы проработал сторожем в Рыбачьем. Сторожил в гимнастерке. А вот один из самых старых предметов-экспонатов – фонарь обходчика, дар Марии Сергеевны Поповой. С этим фонарём ее дед Владимир Сергеевич Костромин, заведующий кафедрой сопромата ВИСИ и заядлый рыбак, ездил в ночное время на Обливы. Фонарь вешал на лодку, чтобы освещать речную дорогу. Также от Марии Поповой – редкий план Рыбачьего, начерченный студентами ВИСИ в начале 1970-х годов, до создания водохранилища: тогда еще росли немчиновские сады…

Из собрания председателя кооператива – такие вещи ее деда Андрея Евстафьевича Хлусова, как чернильный прибор и часы. Еще одни часы, только современные, художественно оформленные, – подарок Ольги Канухиной. А Дмитрий Сафронов нашел точило, бутылки и нательных крестики разных лет.

Всем миром собирали старые куклы и другие игрушки.

А сколько подобных предметов, от маленьких пузырьков до больших шкафов, было выброшено на свалку или сожжено за прошедшие годы! Если бы клич о сборе музейных экспонатов был брошен раньше, хотя бы лет 20 назад...

Посмотрите и вы: что давно лежит у вас в кладовке и кажется (только на первый взгляд) ненужным?


Здесь обнаруживаем самый старый предмет, попавший в музей, - отмечен красной стрелкой. Некоторые СМИ, ссылаясь будто на моё мнение, неточно сообщили, что это может быть грузило, в которое превращена часть скифской статуэтки. Конечно, никакой статуэтки, ни скифской, ни прочей, в данном глиняном предмете усмотреть невозможно. Но я действительно заподозрил, что это очень старое грузило, что и подтвердил предварительно 20 августа Виктор Ковалевский, известный специалист в области археологии. Посмотрев на фото музейной полки, он предположил, что это воронежское рыболовное грузило примерно 17 - 18 веков, только дырки "лишние". Однако такой снимок не давал полного представления о предмете.

Позже я прислал ему фото, сделанное крупным планом, - из газеты "Моё". Тогда Виктор Николаевич более точно атрибутировал находку. "Дорогой Павел Александрович, - пишет он, - это глиняная свистулька (носик-свисток отломан). Какая-то "карачунская" игрушка. Датируется скорее второй половиной 18-го века (определение А.Г.Яблокова). Встречается с екатерининскими монетами. Более поздние - белоглиняные и раскрашенные. Точнее не датируешь. Довольно частая категория находок. Их по области много, но археологически никто не занимался. Они и на славянских памятниках есть. Может, и на это время тянет.... Она на фото довольно грубая... Может, действительно какой-нибудь век X-й . Нужно контекст находки знать..."

Возможно, в советское время кто-то из рыбаков приспособил под грузило свистульку, найденную где-нибудь в земле или вымытую рекой? Просьба откликнуться тому, кто принес ее в музей. Может, тогда и век уточним...
На снимке свистулька лежит на ладони корреспондента "Моё" Жени Гвозденко. Она написала интересный репортаж (15. 08. 2017), и советую его прочитать.





Дом Немчиновых начала XX века. Не охраняется государством, но сберегается жителями посёлка

Своеобразным экспонатом под открытым небом можно считать и оставшийся от Немчиновых деревянный дом начала XX века: теперь в нем размещается правление кооператива. Говорят, что если залезть на чердак дома, можно обнаружить еще какие-либо старые вещи самих Немчиновых: ведь они занимали одну из комнат вплоть до 1976 (!) года… А рядом с домом к юбилею установлен памятник-бюст Ленина, найденный в подвале. Когда-то в советские годы он стоял на бывшей здесь центральной лужайке в цветнике. Ольга Канухина отреставрировала сломанный ленинский нос, после чего Ильич вернулся в поселок в своем традиционном облике. Конечно, были и противники такого акта: мол, «кровавый диктатор»… Очевидно, россияне с подобными убеждениями требуют закрыть Мавзолей Ленина. Но большинство опрошенных жителей поселка обоснованно высказались за сохранение памятника. Это значит, что спокойные воззрения начинают разумно возобладать над политическими страстями. Пора считать бюст еще одним музейным предметом, и не более. Впрочем, он демонстрирует еще и значимость посёлка во времена СССР...




Рассказывает Людмила Чернякина: "Перед установкой бюста его временно поставили на землю, на железобетонную плиту. Пытаюсь согнать ребят, усевшихся отремонтированному Ленину на голову и плечи: "Слезайте с Ленина! Сейчас же слезайте с Ленина!" Вижу, они меня просто не понимают. До меня дошло: они же не знают, кто такой Ленин... "Слезайте с памятника!" Сразу поняли и слезли".

И телефон-автомат возле дома, вблизи Ленина - еще один экспонат! Его специально решили не ломать. Каждый может подойти и "позвонить" в прошлое, покрутив пальцем диск...

Знойный день, более 30 градусов, но обитатели посёлка стекаются ко вновь выкрашенному в романтический фиолетовый цвет деревянному домику с непривычной вывеской «Центр досуга». Десятки человек просили предупредить их, сообщить точное время, чтобы не пропустить мероприятие. Интерес проявили целые семьи – вот что значит поселок интеллигенции, а не «огородников». Всё-таки жара отпугнула многих пожилых людей, и некоторые занимают стоячие зрительские места на воздухе, на крыльце дома.

Большая комната гостиницы переделана под небольшой зал. Многое отремонтировано руками рыбаченского физрука (он занимается с детьми) Сергея Болдырева. Одна из стен расписана для детей художницей Натальей Королёвой. В противоположной стене уже уже открыта дверь с табличкой «Музей рыбака»…

Но, прежде чем пригласить туда народ, меня просят рассказать о книге, посвященной древнему Воронежу. Получилась необходимая историческая прелюдия к дореволюционной и советской летописи посёлка. Конечно, во время короткого рассказа невозможно приводить долгие доказательства в пользу новой гипотезы или перечислять все другие версии. Главное, на что я постарался обратить внимание: любимейшее многими поколениями место притягивает людей не веками, а тысячелетиями. Не случайно еще более тысячи лет назад в этом благодатном месте природа подготовила наилучшие условия для строительства первых славянско-русских градов. Здесь уникальные, типично воронежские, приречные мысы, защищенные с восточной стороны – широкой речной поймой, с западной – лесом, а с юга и севера каждый такой мыс огражден от неприятеля боковыми оврагами. Значимые «грады» были поставлены так, что в одном из оврагов тек ручей – малый приток реки Воронеж, имевший стратегическое значение.

Не случайно над Рыбачьим посёлком находится главный «град» градостроительного гнезда – крупнейшее славянское городище VIII–X веков площадью более 9 гектаров, с западинами более 600 полуземляночных построек - ныне памятник археологии федерального значения. Люди жили здесь еще в эпоху бронзы, до нашей эры. Первая крепость была устроена в скифское время, в раннем железном веке, а славяне, использовав старую заброшенную площадку, создали две мощные оборонительные линии. Их остатки – валы, рвы – доныне прекрасно видны в чаще леса. «Град» мог именоваться Воронежем в повторение названия всего гнезда и всей географической области Воронеж, где росли обширные черные (в понятии древних славян – «вороные») леса и в зарослях лесов текла широкая река Воронеж. Таким образом, и причина слова «Воронеж», и истоки русского градостроительного искусства усматриваются именно там, где до сих пор люди пользуются богатством дубравы и реки. Я известил дачников-рыбаков о том, что сказали по этому поводу на городской презентации книги ведущие воронежские историки (см.: http://pavel-popov2016.livejournal.com/1281.html, http://pavel-popov2016.livejournal.com/1781.html).


Гора с городищем над Рыбачьим. Древний въезд в давно заросший "град" средь вала и рва. Некоторые ученые считают, что этот город может быть легендарным, известным из арабских источников, Вантитом. Другие категорически отвергают такое предположение. До 2016 года никто не высказывал предположение о вероятном названии "Воронеж".




Я тоже обитатель Рыбачьего. Одиннадцатый год. Мой домик, как и соседние строения, стоит на склоне городища. Не появись в моей жизни Рыбачий - не появилась бы и книга, неожиданная для многих читателей, а может, и для меня самого! Презентация книги стала удобным поводом еще раз призвать к сбережению и городища, и каждого дерева в поселке, и вообще всей счастливо сохранившейся Воронежской нагорной дубравы, на которую в постсоветское время немилосердно наступает город.


Рыбачий поселок полностью находится на особо охраняемой территории

Кстати, в последнее время огромные дряхлеющие деревья нередко падают на крыши или в сторону рыбачьих домиков, нагоняя страх на их обитателей. Но тут уж ничего не поделать, если человек избрал себе такое соседство с природой. Человеку надо смириться.

А лесная природа до сих пор хранит для человека чистоту родников. Источники на территории Рыбачьего и около него – единственные в черте города, из которых санэпидемслужбы разрешают питьё. Кооператив несколько раз в год за свой счёт отдаёт пробы воды на экспертизу и вывешивает результаты на всеобщее обозрение.



В центре посёлка - источник, который официально именуется Прозрачным. Благоустроен, украшен на средства жителей Рыбачьего. В юбилейный год появились прочные металлические кувшины вместо глиняных. Кувшин - намёк на герб города Воронежа. Действительно, родная воронежская символика - горы и ручьи, дающие начало реке Воронеж, - применима и к древнему Воронежу

У северной окраины Рыбачьего – гора Обсыпуха, любимая многими воронежцами. Сюда часто приезжают свадебные и другие компании, чтобы полюбоваться открывающимися сверху далями. Площадка горы тоже представляет собой городище, но оно не славянское, а скифо-сарматское, раннего железного века. Здесь тоже – остатки валов и рвов. Славяне сочли, что рядом с их «столичным» градом вторая крепость не нужна, и не стали ее возобновлять. Однако соседний громадный Мокрый лог, безусловно, имел огромное значение в обороне главного славянского «града» и в заборе питьевой воды. В логу до сих пор течет ручей – единственный настоящий ручей, уцелевший во всем лесу! Сегодня он заслуживает особого внимания, оберегания. Увы, какие-то «крутые» туристы стали пересекать устье ручья на джипах…




После открытия музея начался детский праздник, подготовленный культмассовым работником Рыбачьего Светланой Владимировной Линьковой. Затейница много лет руководит здесь самыми различными детскими представлениями, что отражено в фотографиях на стене Центра досуга. Разумеется, и в этот раз ребята пели и танцевали на заасфальтированной площади между зданиями правления и музея. А потом, когда стемнело, Валерий Концевой под открытым небом долго показывал свои фильмы о поселке, фотопейзажи, снимки птиц и животных. Кстати, небольшую постоянную выставку Концевого можно посмотреть в Центре досуга. Многие его снимки и видеофильмы, в том числе сюжеты о музее, выставлены в интернете в "Одноклассниках".

Итак, отныне Рыбачий обещает стать еще и первым культурным центром в исторической дубраве.











ГУЛЯЯ ПО РЫБАЧЬЕМУ И ОКОЛО НЕГО...
ФОТОПУТЕШЕСТВИЕ


Фото Павла ПОПОВА